Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





История о друге

Я сходила с ума от обиды и боли, страдала, не знала, как себя вести с ним, и по наивности решила отплатить той же монетой.


Вдруг погас свет...

- Мальчики и девочки, бар "Корвет" закрывается по техническим причинам! Прошу всех покинуть помещение! - сказал бармен, хотя до закрытия оставалось еще два часа...

Я сидела с подругой в своем любимом баре, и в мерцающем свете догорающей свечи пыталась разглядеть его лицо. Греческий профиль - нос с горбинкой, огромные карие глаза... и черные усы, полностью закрывающие верхнюю губу...

Народ ринулся к гардеробу, а мы с Ленкой решили не лезть в эту толпу и подождать, пока рассосётся очередь.

- Девочки, к вам это не относится, - весело сказал бармен, - мы сейчас устроим небольшой праздник.

Мы с подругой переглянулись. Было нам по семнадцать лет, но кое-что в этой жизни мы уже понимали: что придется потом за праздник "расплачиваться" - не вызывало сомнений. На своем опыте мы, конечно, этого не познали, но… девчонки рассказывали.

- Нет, нет, мы пойдем, нам домой нужно, - сказала я и встала.

- Да чего вы так испугались, никто вам ничего плохого не сделает, и потом, я один, а вас - двое, так что силы не равны! - сказал бармен и улыбнулся. - Меня зовут Женя. А вас?

- Лена, - представилась моя подруга.

Я тихо буркнула своё имя, в надежде, что он не услышит.

Женя удалился в подсобное помещение, а мы с Ленкой начали обговаривать, как будем действовать, если что...

Через минуту он появился с подносом, уставленным соками и фруктами.

- Спиртное детям не предлагаю, - засмеялся Женя и сел за наш столик.

Через полчаса у нас было такое ощущение, что мы знакомы уже сто лет и давно дружим.

Женя предложил проводить меня.

Было около девяти вечера, начинало смеркаться, и улицы почти опустели. Мы посадили Лену на троллейбус у Пяти углов и медленно пошли с ним по вечернему Ленинграду, болтая на житейские темы. Он рассказывал о себе, о своих родителях, о брате, о том, что по профессии он инженер, но жизнь заставила "крутиться". С этого дня началась наша дружба...


Мы виделись довольно часто, в основном, в "Корвете", после закрытия шли гулять, а потом он купил машину, и мы ездили кататься по вечернему городу. Он был старше на десять лет и отношение его ко мне было почти отеческим, а мое к нему - влюбленным, но я пыталась это очень тщательно скрывать.

Прошло пару лет, и во время одной прогулки он сообщил мне, что собирается жениться. Я была в шоке, не знала, что делать, как открыться, что люблю его уже давно, но…не открылась. Он женился...

Я сходила с ума от обиды и боли, страдала, не знала, как себя вести с ним, и по своей наивности решила отплатить той же монетой.

Кандидат в мужья нашелся очень быстро, и я с гордостью сообщила Жене, что выхожу замуж.

- Не делай глупостей, достаточно того, что я уже натворил, - сказал он мне тогда.

Но раз уж я решила сделать ему назло - отступать нельзя...

Мы перестали видеться, я вышла замуж, и через год у меня родился сын. Я назвала его Жеником, в честь Жени, так как он был первым человеком, которого я полюбила по-настоящему.


Надо же было такому случиться, что первый раз, выйдя на прогулку со своим трехнедельным сыном, именно Женю я встретила на улице...

Когда я его увидела, сердце сильно забилось, внутри все перевернулось, и ожили те чувства, которые я так глубоко прятала от всех и от себя в том числе...

- Боже, как летит время, - сказал он, целуя меня в щеку, - и ты уже стала мамой... Мальчик? - спросил он, заглядывая в коляску и узрев там сверток, перевязанный голубой лентой.

Я кивнула.

- Как назвала?

- Женя...

- Не ври, не может быть...

- Правда...

- Так не бывает...

- Бывает, как видишь...

- Почему?

- Хочу, чтобы он был похож на тебя, ты очень хороший сын.

- Только поэтому?

- Да.

- Тогда пошли гулять в парк, что ты моего тезку по городу катаешь?

Пришли в парк у ТЮЗа, сели на скамейку и ...не могли остановиться. Наперебой рассказывали, что произошло за то время, что мы не виделись. С этого дня он приезжал в парк почти каждый день. Учил, как нужно обращаться с ребенком, как ему нужно чистить носик и завязывать чепчик, как нужно качать коляску, чтобы он быстрее уснул и как нужно вешать погремушки, чтобы он не косил глазки...

Я смотрела на него и думала, ну почему это не твой сын?


Прошло полтора года, я вышла на работу, и наши встречи в парке у ТЮЗа закончились.

Но Женя часто приезжал ко мне на работу в обеденный перерыв, мы шли с ним в какое-нибудь кафе и целый час наслаждались общением. Я была уже в курсе, что семейная жизнь у него не сложилась, но, как порядочный человек, он не может оставить свою жену и трехлетнего сына. У меня тоже были сложные отношения с мужем, мы отдалились друг от друга и жили, как соседи, но оставлять ребенка без отца и я не хотела.


В одну из наших встреч он объявил мне, что уезжает в Америку. У его жены там все родственники и... В общем, они все едут туда... Для меня это было громом среди ясного неба. Тогда еще мы жили в эпоху железного занавеса, и если человек эмигрировал - то он как бы умирал для всех, кто оставался за этим проклятым занавесом... Сначала была бумажная волокита, потом сборы, мы виделись не часто, но он постоянно звонил мне на работу, и первым вопросом был всегда: "Как тёзка?"

Я не находила себе места, срывалась на муже, но изменить уже было ничего нельзя...

8-го марта он нашёл меня в парке, приехал поздравить с огромным букетом роз, - тогда это было целое состояние, но я заметила, что он немного пьян.

Вручив мне букет, он вдруг схватил меня за воротник дублёнки и начал трясти, повторяя одни и те же слова:

- Ну, хочешь, я порву эти визы у тебя на глазах и останусь? Я же люблю тебя! Хочешь? Хочешь? Хочешь?

У меня градом катились слезы, но я молчала...

Я была трезва и понимала прекрасно, что даже, если я соглашусь на это, он меня потом никогда не простит, ведь у него был сын… его родной, а не в его честь названный.


Через несколько дней он позвонил мне и пригласил отметить его отъезд... Я наврала дома, что иду с подругой в кино, и смогла высвободить весь вечер...

Как будто чувствовала...

Он заехал за мной на машине и сказал, что мы направляемся в гости к его брату. Я была очень удивлена, что приглашена с ним, женатым человеком, к его родственникам. Но удивлялась я зря... Квартира, действительно, принадлежала его брату, но дома никого не было...

После долгих объяснений в любви, слёз и прощаний, произошло то, что должно было произойти много лет назад...

Но... к моему ужасу, у нас не получилось это так, как я все прошедшие годы об этом мечтала, и в своих мыслях и фантазиях себе представляла...

В голове было только неизбежное прощание, оно все и испортило...

Случилось это быстро, скомкано, неумело... Он не понимал, что со мной, я не знала, что с ним...

В общем, лучше бы этого не произошло... никогда.


А через три недели я поняла, что беременна... Для меня это была трагедия.

Я первый раз изменила мужу. Человек, которого я люблю, и отец будущего ребенка навсегда покидал меня... Я была в отчаянии...

Я сообщила эту новость Жене. Он отреагировал очень спокойно, сказав, что я, конечно, могу поступить так, как считаю нужным, но ему бы хотелось, чтобы я оставила этого ребёнка... И я оставила, решившись на самый страшный поступок в своей жизни...

До самого отъезда Женя каждый день приезжал в мой обеденный перерыв и "кормил" меня. В меню обязательно присутствовал бутерброд с красной икрой, которую я до сих пор терпеть не могу, но я ела. Это было полезно. Для меня и для будущего ребенка.


А в начале мая он уехал... Как мне тогда казалось, - навсегда, дав слово регулярно писать до востребования, и, оставив координаты своего брата, чтобы я могла к нему в любое время обратиться... Шли месяцы, мой живот округлялся, я каждый день ездила на Главпочтамт в надежде, что получу от него хоть три строчки, что он помнит, любит, волнуется... Но писем не было.


В Женин день рождения я набралась смелости и позвонила его брату, узнать, все ли там, в Америке в порядке... Брат ответил, что все хорошо, и что Женя ему регулярно пишет. Я попросила передать ему поздравления и повесила трубку. Ужасно расстроенная, я поехала опять на почту - ящик был пуст...

Я вышла на улицу и решила поймать такси, чтобы не ждать автобуса, как вдруг меня пронзила дикая боль внизу... Я только успела сделать шаг к дому, чтобы облокотиться на стену... Кто-то из прохожих вызвал скорую помощь...


А дальше было все как в тумане... Белые халаты, ужасные боли, кровь...

- У вас родился мальчик... но он сразу же умер..., - сказал врач, когда я отошла от наркоза... - Он был сильно недоношен... Примите наши соболезнования...

Мальчик... Женин сын... родился и умер... Я его даже не видела... Нет, это происходит не со мной... это сон, кошмарный сон, я проснусь сейчас и все будет нормально...

Но это был не сон. Это была расплата за измену, за грех, за жуткий обман, с которым я собиралась прожить всю жизнь...


Я не плакала, не могла - в горле стоял ком, но слез не было... Я не хотела никого видеть, я не могла ни с кем говорить, я хотела остаться одна, чтобы заниматься самобичеванием. Через несколько месяцев позвонил Женин брат, передал от Жени привет и поинтересовался, кто у меня родился... Мы встретились с ним в маленьком кафе, он с ужасом выслушал мой рассказ о том, что произошло, и только тогда я первый раз разрыдалась... прямо в кафе... Наверное, еще полгода, скорее по инерции, я каждый день ездила на почту, а потом прекратила... и стала делать все, чтобы забыть эту чудовищную историю.


Прошло три года, и первого мая в семь часов утра раздался телефонный звонок.

Я сняла трубку и сонным голосом сказала "аллё":

- Это я, я приехал, - ответил очень знакомый, но... чужой голос... - Я в Пулково, еду прямо к тебе!

Я положила трубку и задумалась. Я так и сидела на кровати, полностью поглощенная своими мыслями, когда опять зазвонил телефон.

- Я у твоего дома, выходи...

- Поднимись, я одна, все на даче, - сказала я, даже не пошевелившись. Меня душили слезы...

Когда он вошёл в квартиру, я не смогла вымолвить ни слова, просто бросилась к нему в объятия. Он прижал меня очень крепко к себе, и так мы простояли в прихожей, наверное, минут десять...

Только близость у нас опять не получилась. Наверное, потому, что оба очень нервничали - я отвыкла от него, стеснялась, а он не знал, как меня успокоить...

Через неделю он улетел обратно в Америку, но уже не пропал, как тогда. Наша связь регулярно поддерживалась через его брата.


А через год и моя семья уехала заграницу. Он меня сразу же разыскал там, стал часто звонить. Пять лет назад приезжал ко мне в гости, но это был чисто дружеский визит. Он по-прежнему интересуется всем, что со мной связано, говорит, что его жизнь не удалась, что время упущено, что нужно что-то менять, но как это сделать - не знает. А я...


Вчера, когда Женя позвонил, я вдруг выпалила ему, что он мне всю жизнь сломал. Сама не знаю, зачем... Вырвалось то, что сидело во мне все эти годы. Казалось бы, мне должно было стать легче после этих слов, а не стало...


© Таня КОССИ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!