Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Вкус незнакомки

Он был совершенно обескуражен - это не она, его преданная, неинтересная, но удобная, к которой привык, как привыкают к старому свитеру, и уже не замечают - насколько он поношен или не моден...


Вкус незнакомки

Лето выдалось на редкость знойным и пыльным - ни дождинки, ни ветерка. Прогретый воздух, висел над бетонным городом где-то там над облаками, немного остывая лишь под вечер. Но, опускаясь, и окутывая вязкой кисеёю иссушенные листья и ветви деревьев, он был почти так же сух и горяч, как и днём и не дарил долгожданную прохладу ни людям, ни животным, ни поникшим на клумбах цветам. И не было спасения от духоты ни дома с раскрытыми настежь окнами, ни под кондиционером в офисе.


Не выдержав этого ада города, он взял в июне две недели за свой счёт. Она собрала сумки с провизией, одеждой и всем необходимым, он даже не ругался, глядя на множество пакетов и пакетиков с нужными и не нужными вещами, а молча погрузил их в старенький "джип" и они поехали на Истру.


Одноэтажные деревянные домики, расположенные вдоль реки, были симпатичными и удобными для отдыха. Он нашёл домик в сторонке от остальных. Высокая не кошеная трава, сосны и дикий шиповник вокруг скрывали их пристанище от любопытных глаз. Обшитые шилевкой стены горьковато пахли смолой. Посредине комнаты стояли две старые кровати: по углам; шкаф, круглый столик, два стула. Хорошо, что она догадалась взять с собой электрический чайник.


Разложив продукты по полкам холодильника, и развесив вещи, они сходили на речку, потом он взял напрокат снасти для завтрашней рыбалки, и они вернулись поужинать.

Особенная ночь - ночь полнолуния! Зовущая, дарующая силы. Волшебная...


Он уснул. Она заснуть не смогла, было очень душно. Вышла на крыльцо обнажённая. Решилась, пока никто не видит, пройтись по росе, ощутить ласковый фен южного ветра, утолить жар прохладным светом луны... Травы нежно ласкали её грудь, бёдра, колени. Она осторожно ступала босыми ногами по мягкой, мшистой тропке. Медленно спускаясь к речке, она срывала растущую вдоль дороги и на холмах белоголовую кашку, собирая букет из нежных полевых цветов.


Над Истрой стелился туман. Быстро окунувшись в тёплую, нагретую за день воду, она вышла на мокрый песок и побежала к дому. Он, посапывая спал на левом боку, и слюна текла из его раскрытого рта на подушку в рыжих ромашках.


Она легла рядом, прижавшись всем телом к его крепкой спине.

- А-а-а, это ты? - пробормотал он сквозь сон.

Она не ответила, лишь ещё сильнее прильнула к нему.


Он открыл глаза, повернулся и... Увидел незнакомку. В бледном лунном свете, лица в россыпи волос было не рассмотреть, но юное нагое тело - изящное и совершенное своей красотой, бесконечно манило и притягивало взгляд. Он был совершенно обескуражен - это не она, его верная, преданная, пекущая пирожки и ватрушки, неинтересная, но удобная, к которой привык, как привыкают к старому свитеру, и уже не замечают - насколько он поношен или не моден - раз греет, значит - пригодится.


Тут, перед ним на краешке кровати, сидела красавица лунной ночи, пахнущая горьким духом полыни, дразнящая воображение рыжеволосая ведьма, соблазнительная Наяда? Фурия!


Он схватил незнакомку за длинные волосы, приблизил точёное лицо к себе. Её глаза яростно сверкнули, горя желанием, и сузились, словно у дикой кошки, готовой к прыжку. Он навалился на неё, крепко вжимая в не застеленный с утра панцирь кроватной сетки. Холодные жёсткие пружины больно впились ей в позвоночник и, прогнувшись под их телами, заскрипели в такт его движениям, и её ненависти. Он был тяжёл, так же как и всегда вонял перегаром, и хохотал - запрокидывая свою кудрявую черноволосую голову. Он был так же противен ей, как в их первую брачную ночь, когда она не узнавала себя в квартире ненавистной свекрови, которая невзлюбила её с самого начала, и вечно подслушивала, тихо матерясь у тоненькой перегородки разделяющей их комнаты.

Ей было так же нестерпимо больно, как тогда - в первый раз. Пьяный мальчишка - старшеклассник, он на спор прижал её, ещё школьницу к облупившейся, разрисованной стене в грязном подъезде хрущёвской пятиэтажки под дикий гогот друзей-однокашников.


Но сегодня она жаждала, когда он войдёт в неё снова, без ласк и слов любви, чтобы насладиться в своём эгоистичном экстазе. Терпела и ждала, как желала много лет...

Такой страсти он не испытывал никогда в жизни. Страсть нового, неизведанного поглотила его полностью, до донышка испив всё его существо. Это было, не с чем не сравнимое чувство власти и свободы над плотью и духом. Это было не забываемо! Она догадывалась по его стонам, что сейчас чувствует он, и ждала... Как только волна невыносимого и неизбежного накатила и свела судорогой его упругие мышцы, а сладостное чувство разрядки ещё не настало, она закричала, точнее это было похоже на рычание раненной тигрицы, сбросила его с себя неведомой силой накопленной за многие годы на холодный, крашенный пол.


Он изумлённо посмотрел на незнакомку. Воспоминания чего-то нежного и неосуществлённого пронеслись мимо, задев тайные, неизвестные даже ему сокровенные струны, и тут же исчезли в памяти навсегда. Толи от отчаяния несбывшегося, то ли от бессильной злобы, может от безразличия к жизни он не смог подняться, обмяк, скрючился, и остался лежать на прогнутых от лесной сырости досках, прижав колени к животу, забывшись странным, будто бы гипнотическим сном.


Очнувшись утром в постели, он так и не понял - спал или нет... Туман в голове не выветрился, а словно бы пробрался, сквозь сон, в его голову с заросших берегов Истры.

Он распахнул окно, свежий лесной воздух ворвался в комнату, опьяняя запахом скошенных трав - их скосили раньше, чем он встал. Не обнаружив жену на соседней кровати, он позвал: - "Пора завтракать", - никто не отозвался. Вещи остались в шкафу, еда - не тронута с ужина... Обеспокоено выглянул в раскрытое окно. На подоконнике заметил высохший песок - отпечатки босых ног и маленький букетик белой кашки.

Понял, что никогда больше не увидит прежнюю подругу жизни... И пусть...

Он грезил о незнакомке.


© Джулия КОРОНЕЛЛИ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!


Самая актуальная информация купить купить холодильник Liebherr G 3013 на сайте.
ecodrift.ru