Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Сказка о царевне-лягушке

С утра до вечера это была умненькая девочка, незаменимый работник, студентка-спортсменка-комсомолка и просто красавица, а вечером - неведомое "оно" без имени, без лица и практически без голоса.


Никогда не будите спящую собаку. Вам же лучше будет. А если ненароком наткнулись на беспризорную лягушачью кожицу - умоляю, не бросайте её в огонь! Иначе куда потом возвращаться Василисе Прекрасной, в девичестве бывшей Царевной-лягушкой?

К таким глубоко философским выводам я пришла, переварив грустнейшую историю, произошедшую с моей подругой Ириной.

Ирочка моя - девочка-цветочек. Миниатюрно-воздушная, трепетно-нежная, прямо мотылёк, а не девушка. Казалось бы, такую красоту беззащитную любой уважающий себя мужчина должен стремиться уберечь от невзгод и тягот жизни, должен бороться за право холить её и лелеять. Но в жизни всё выходит наоборот, и каждый индивид, мало-мальски напоминающий мужчину, старается Иринку обидеть. То есть они-то как раз думают, что могут обеспечить ей защиту и опеку, и потому спешат предложить ей своё покровительство, но предлагают так обидно, что Ире надоело чувствовать себя униженной и оскорблённой, и она пополнила стройные ряды феминисток. ("Стройные" - это я о самих рядах. Феминистки же в них попадаются разные.) Начитавшись пропагандистской литературы и наслушавшись пламенных речей, она развернула своё мировосприятие ровно на сто восемьдесят градусов. Лифчики, правда, сжигать не стала (денег стоят!), но подалась в какую-то то ли секцию, то ли школу кунг-фу и прочих единоборств.

Занятия любыми видами спорта вообще-то предполагают обязательную ежедневную пробежку, а лучше две: утром и вечером. Иринка бегала сначала только утром - вечером боялась хулиганов. Но потом, выучив пару-тройку хитроумных приседаний-подпрыгиваний, осмелела, решила: в случае чего в большом батмане достанет ногой подбородок обидчика. "Вырубить" его по-киношному, конечно, не удастся, но, пока тот будет приходить в себя от изумления и потирать ушибленное место, её уж и след простынет. В общем, стала она бегать ещё и вечером.

И вот в один прекрасный зимний день Иринка посетила косметолога. Потом прекрасный день закончился, наступил не менее прекрасный вечер, и пришло время вечерней пробежки. А пятна на лице после косметических мучений не желают проходить! Что делать? Другая махнула бы рукой и побежала с пятнами на лице. А что такого? Темнеет зимой рано, а освещённых участков у нас в связи с энергетическим кризисом... ну, не так чтобы очень много. Однако надо знать мою подругу: она считает, что истинная леди должна оставаться таковой в любой ситуации, даже если её никто не видит.

А надо вам сказать, что Иринка со школьных лет была знатной рукодельницей. А брат её как раз увлёкся подлёдной рыбалкой. И попросил он сестрицу связать ему такую шапочку, которая предохраняет лицо от обморожения. Ну, вы знаете: чулок чулком, только прорези для глаз. В народе этот головной убор с недавних пор получил название "маски-шоу". Но брат Ирочкин не киллер и не спецназовец, нет. Просто хобби у человека такое: подолгу сидеть над лункой в лютый мороз.

Шапочку Ира связала, но ещё не отдала. И в тот исторический вечер решила прикрыть ею своё слегка пятнистое лицо. Оделась и побежала.

Нарезает себе круги вокруг скверика, а по центральной аллее важный господин прогуливается в дорогом пальто. Ирка на него поначалу внимания не обратила. Ну, гуляет себе дядечка, свежим воздухом дышит перед сном. Он медленно ходит, она быстро бегает. Чего им делить?

Вдруг к дядечке подходят два недоросля и начинают что-то ему втолковывать. А для убедительности за руки хватают и вообще ведут себя некрасиво.

Ирка сразу же смекнула, что к чему, кто к кому и зачем. В своих кроссовках фирмы "Пума" она неслышной поступью пумы подобралась к месту конфликта и ка-а-ак врежет одному из недорослей по спине этим самым кроссовком! И представьте, это простое действие возымело оглушительный успех - в том смысле, что ушибленный ею хулиган заорал очень уж оглушительно. Вряд ли от боли, скорее - от неожиданности.

Забыв о жертве, оба хулигана повернулись к Иринке и почти в унисон спросили:

- Ты кто?

- Конь в пальто, - ответила Ира свистящим шёпотом.

У неё от страха пропал голос, остался один только шёпот, но в темноте пустынной аллеи хулиганам этот шёпот показался зловещим.

Они преглянулись и быстро обменялись репликами:

- Это "он" или "она"? По щуплости вроде девчонка, а дерётся, как пацан...

- Это пока что "оно". Вырастет - само решит. Главное, это "оно" - его телохранитель.

- Да брось! Не бывает детей-телохранителей...

- Ещё как бывает! Любой сосунок может оказаться гением карате. А уж баба-телохранительница - это писк моды.

- Линяем.

И хулиганы "сделали ноги", даже не попрощавшись. Ирка, войдя в раж, для острастки пробежала за ними ещё метров двести, потом свернула к своему подъезду и ринулась домой - пить валерьянку.

Валерьянка нервы успокаивает хорошо, но ещё лучше их успокаивает вязание. Иринка тут же засела за спицы и стала вязать брату новую шапочку, так как эту решила не отдавать. Эта шапочка стала как бы пропуском в другую жизнь, где не она боится, а её боятся. Почувствуйте разницу!

Назавтра она снова "вышла на тропу войны", то есть вновь закрыла лицо шапочкой и побежала в сквер, одержимая целью делать мир чище, а людей - лучше. Однако хулиганов на её пути в этот раз не оказалось. Зато господин в дорогом пальто снова прогуливался по центральной аллее. "Эк ему неймётся снова влипнуть в историю!" - подумала Ира и пробежала мимо. Однако на втором витке ей пришлось остановиться, так как господин встал на её пути, растопырив руки. "Теперь этот в хулиганы подался?" - запаниковала Ира и снова испугалась, снова потеряла голос.

- Так кто же вы? - задал вопрос господин в пальто, как будто продолжая беседу.

- А вам-то что? - сердито прошептала она.

- Просто хочу поблагодарить за вчерашнюю помощь.

- Обращайтесь... - съязвила Ира.

- А знаете, и обращусь. Хулиганы, сами того не ведая, подали мне идею: мне нужен телохранитель. Или телохранительница. Оплата хорошая. Пойдёте?

- Не продаюсь.

- Извините, но не могу же я пользоваться вашими услугами бесплатно. А получать жалованье не зазорно. В этом же суть рыночных отношений, не так ли?

- То есть вы уверены, что и дальше будете пользоваться моими услугами?

- Неужели вы бросите меня в беде?

- А в чём ваша беда?

- Хулиганы... - развёл руками господин.

- Где? - боязливо оглянулась Ира.

- Везде... - вздохнул дядя.

Беседуя, они подошли к единственному на весь сквер фонарю, и она наконец-то рассмотрела своего собеседника. Он оказался достаточно молодым - что-то в районе тридцати, однако чрезмерная полнота прибавляла ему возраста, а фигуре - солидности, но округлые щёчки делали его лицо почти детским, и он, понимая это, отрастил нелепые усики, что делало его похожим на карточного короля или, скорее, валета. Червовый валет-красавчик (по карточным меркам): лихо закрученные усики, пунцовые губки бантиком...

Увидев это, Ирка прыснула и тут же закашлялась, чтобы не обидеть человека.

- Ваше предложение так неожиданно... Я должна подумать.

- Думайте, - кивнул он.

- Спасибо, - серьёзно прошептала она и летящей походкой убежала домой.

Они стали ежевечерне встречаться в сквере. Она по-прежнему бегала и разминалась, он всё так же степенно гулял. Принципиального согласия на его предложение она так и не дала, а он рассказывал ей о себе и о своём бизнесе, надеясь поразить её воображение размахом и деловой хваткой. Через неделю Ира знала в мельчайших подробностях историю создания его фирмы, через десять дней - положение дел на текущий момент, ещё через день "червовый валет" в точности сообщил ей, за сколько он купил здесь квартиру (в результате чего и стал гулять в скверике) и во сколько обошёлся ремонт. Завершив таким образом экскурс в историю, он в последующие вечера стал просто докладывать, как прошёл день, что произошло, а что, наоборот, не произошло. С удовольствием перемывал косточки всем работникам фирмы и делился планами на будущее.

Иринка говорила мало, да и то шёпотом. Это теперь был её имидж: киллерская шапка на лице, зловещий шепоток и полная независимость от материальных благ, точнее - от соблазнительно высокой платы, предложенной за охрану упитанного тела.

Ну, сама-то Иринка знала, что телохранительница из неё, как из пенсионера космонавт, но кое-что в разглагольствованиях "валета" её заинтересовало, а именно: не везло ему с секретаршами. Первая была умная, но, как оказалось, шпионила в пользу его бизнес-соперника. Уволил. Вторая была преданная, но дура. Тоже пришлось уволить. Треться появилась совсем недавно, но работать, как выяснилось, не собиралась, а собиралась в декретный отпуск. И в самом ближайшем будущем перед незадачливым шефом снова возникала проблема поисков секретарши.

- А это лотерея, - жаловался он. - Знал бы прикуп - жил бы в Сочи. А так берёшь на работу даму по рекомендациям надёжных людей, а она потом не оправдывает доверия.

- То-то и оно, что по рекомендациям, - наставительно просипела Ира. - Вы бы попробовали обойтись без посторонней помощи. Без рекомендаций.

- Как это? С улицы, что ли, человека взять?...

- А что такого?

- Так ведь... Кота в мешке...

- Вряд ли будет хуже, чем было до этого.

- И то верно...

- По крайней мере, не будет повода подозревать друзей в коварстве.

- А из кого выбирать-то? Где искать?

- Не проблема, - успокоила она его. - Этого добра сейчас пруд пруди. Просто дайте объявление в газету. Сами сбегутся.

Он так и сделал. А Иринке того и нужно было. Она-то как раз и метила на место секретарши. Ведь и о фирме, и о бизнесе она уже знала почти столько же, сколько и шеф. Но ей не хотелось просить место секретаря из-под киллерской шапочки. Она хотела победить в честной борьбе.

Сразу скажу, это ей удалось. Из восьми претенденток только одна составила ей серьёзную конкуренцию. Это была женщина средних лет с большим опытом работы, достаточно деловая и энергичная, чтобы оставить далеко позади несовершеннолетних выпускниц многочисленных курсов и секретарских школ. У Иринки жизненного опыта было меньше, но при собеседовании и на пробных заданиях она показала, что может принести фирме много пользы (ведь она уже мысленно с ней сроднилась!), к тому же на её стороне были молодость, милое личико, стройные ножки и ангельский голосок.

"Червовый валет", что называется, на Ирку "запал". Ему и в голову не пришло, что они уже давно знакомы. Понятное дело, волнистые кудри у него никак не ассоциировались с киллерской шапочкой, туфельки на "шпильках" - с кроссовками, а милый голосок - с надсадным шёпотом.

И стала моя подружка вести двойную жизнь. С утра до вечера это была умненькая девочка, незаменимый работник, студентка-спортсменка-комсомолка и просто красавица, а вечером - неведомое "оно" без имени, без лица и практически без голоса. Правда, вечерних встреч теперь стало гораздо меньше, потому что Ирочка вкалывала на совесть и очень уставала, а потому вечером ей уже не хотелось бегать, а хотелось лежать на диване.

Начальник же её совсем потерял голову и стал напропалую ухаживать за собственной секретаршей. Ирку это не особо радовало, но и не особо огорчало. Будучи девушкой практичной, она сообразила, что управлять фирмой лучше не в роли секретарши, а в роли жены шефа. Поэтому ухаживания своего "валета" она не поощряла, но и не отклоняла. Пустила дело на самотёк. Он стал по вечерам подвозить её к дому и простодушно радовался, что живут они в одном микрорайоне. А Ирка, переодевшись в "киллерский" наряд, по вечерам выслушивала то, чего бы он никогда не доверил ни секретарше, ни тем более любимой женщине, потом анализировала и делала правильные выводы, а у незадачливого шефа складывалось впечатление, что Ира - это просто боженька в человеческом облике. Зато днём ей порой приходилось выслушивать, как он по вечерам "опекает" одну слабую девушку, которая настолько некрасива, что даже лицо стесняется показать, и что он эту девушку с завидной регулярностью спасает от злых разбойников, налётчиков, грабителей и хулиганов. Чтобы не расхохотаться, Ира прижимала губы пальцами и глубоко дышала через нос, а шеф каждый раз обещал, что он обязательно познакомит её с "этой бедняжкой".

Прошло ещё немного времени, и шеф обнаглел настолько, что напросился в гости. Пришёл с букетом, шампанским и коробкой конфет - ну никакой фантазии у человека, всё по шаблону. Лучше бы принёс селёдки и пива - во-первых, вкуснее, во-вторых - оригинальнее. Но - не случилось.

Ирка думала, что он станет проситься на ночлег, но он, опившись шампанским, долго сидел в ванной, а выйдя оттуда, заторопился домой. Ирочка философски решила: что Бог ни даёт - всё к лучшему.

А назавтра, придя на работу, получила такое...

Шеф вызвал её к себе в кабинет и звенящим голосом спросил: отчего она не гуляет по вечерам?

Пожав плечами, Ирочка честно ответила:

- Устаю очень. Не до прогулок.

- А если я вас персонально об этом попрошу?

- Всё равно не буду, - упрямилась Ира. - Не привыкла.

- Конечно, не будете. Я уверен.

- Почему это? - попалась Ира в ловушку. - Вот сегодня же принципиально выйду на прогулку.

- Вряд ли, - покачал головой шеф.

- Почему это? - гордо вздёрнула подбородок секретарша.

- Лягушачья кожа-то у меня, - проговорил шеф и положил перед ней некий предмет.

И в предмете этом Ирочка с ужасом узнала свою "киллерскую" шапочку.

А случилось вот что. Накануне, будучи у неё в гостях, шеф посетил ванную комнату, вымыл руки и стал с любопытством оглядываться. Интересно же узнать об избраннице как можно больше! А избранница имела привычку бросать грязные вещи не в бельевую корзину, а прямо на пол ванной комнаты. Нам остаётся только догадываться, как менялось выражение лица соискателя руки нежной принцессы, когда он увидел в ванной до боли знакомый спортивный костюм, а потом и шапочку с прорезями для глаз Царевны-лягушки.

И что же сделал наш герой? Да глупость сделал. Он демонстративно порвал шапочку и сказал:

- Всё. Больше маскарад не требуется. Я тебя люблю. Я на тебе женюсь.

- И будешь так же опекать меня, защищать от злых разбойников, как делал это до сих пор? - не удержалась Ира.

Его лицо утратило карточный лоск и пошло бурыми пятнами. Только сейчас он сообразил, каким идиотом был в её глазах, когда рассказывал о своих мнимых подвигах.

- А был бы ты порядочным человеком, не рылся бы - буквально - в чужом грязном белье, я бы вышла за тебя замуж и сделала бы тебя счастливым человеком. А лягушка-квакушка (точнее, лягушка-шептушка) просто исчезла бы из вечернего скверика. Теперь же я не могу составить твоё счастье, поскольку обман открылся. И твой, и мой. Прощай!

И она ушла, эффектно хлопнув дверью. Может, дверью и не хлопала, но что ушла - это точно.

Фортуна, правда, от неё не отвернулась, а даже наоборот. Она почти молниеносно вышла замуж за бравого милиционера, который по выходным преподавал ей в секции эти самые единоборства. Он её, оказывается, давно любил, и, что интересно, она его, оказывается, любила тоже, но стеснялась в этом признаться. К тому же очень хотелось поруководить фирмой. Но не получилось из неё бизнес-леди, а случился вместо этого счастливый брак.

Сейчас она со смехом вспоминает своего розовощёкого обожателя.

А он, я думаю, уже три пары железных башмаков износил в поисках своей любви, но вряд ли нашёл себе невесту, хотя бы отдалённо напоминающую Иринку. А всё потому, что второй такой нет.

Не надо было Ивану-царевичу сжигать лягушачью шкурку.

Себе только хуже сделал.


© Галина ГОЛИЦЫНА


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!