Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Инь и Ян

И, видя, как Стелькина закусила от зависти губы, подруга сделала контрольный выстрел: "А в последнюю ночь, так раз пять подряд!.."


Инь и Ян

Стелькина и Абрикосова встретились, как и положено заклятым подругам: сложили накрашенные губы в трубочки и, кривя их на бок, несколько раз коснулись скулами друг друга. На повестке дня стоял отчет Абрикосовой о ее поездке в Грецию, где она отдыхала с мужем по горящей путевке.

Стелькина еще ни разу не бывала за границей, и поэтому жестоко страдала от невозможности проигнорировать данную информацию и одновременно - от жгучего желания всем своим видом продемонстрировать полнейшее равнодушие. Абрикосова прекрасно понимала, что творится на душе у подруги и поэтому терпеливо выжидала первого шага с ее стороны.

Наконец, Стеклькина не выдержала и неосторожно похвалила подругу, горестно констатировав:

- А ты неплохо выглядишь после отдыха...

- Да, ладно тебе выдумывать, - отмахнулась Абрикосова, с удовольствием разглядывая свое отражение в волнистом зеркале старого трюмо.

- Я же похудела просто ужас какой-то, видишь, вся одежда сваливается. Тоща - тощей. Теперь придется гардероб обновлять. А еще этот загар дурацкий, европейский, весь такой ровненький, золотистый. На работу выйду, у нас же бабы обзавидуются, сразу поймут, не в Мухосранске, каком-нибудь, отпуск провела. Даже не знаю, как и быть!

- Да не убивайся ты так, дорогуша, - фальшиво утешила Стелькина. - Загар этот - не чета нашему, подмосковному, пару раз ванну примешь, и нету. А что похудела, это конечно беда - вон и кожа обвисла, и морщины уже никаким тоном не замажешь, но в твоем возрасте килограммы быстро возвращаются, так, что и это безобразие не надолго.

Абрикосова, которая была старше подруги на полгода, поспешила перевести тему в выгодное для нее русло.

- Ну, в общем, это все пустяки. Главное, что мы отдохнули шикарно, прямо как Боги! Да еще за копейки - путевка-то горящая. Представляешь, гостиница крохотная, прямо игрушечка, всего шесть постояльцев, мы и старички немцы - божьи одуванчики. Так что с соседями нам необыкновенно повезло, мы их и не видели, и не слышали.

Стелькина заметно помрачнела, но сдаваться не собиралась.

- Ладно, колись, подруга, наверняка вас в чем-то надули. Я слышала там в это время ветра сильные, штормит, не сезон же.

- Что ты, какие ветра? - Абрикосова грамотно держала удар, не теряя лица. - Был ветерок, конечно, легкий такой. Бриз с моря. Зато днем, когда самое пекло, он так выручал - без него б мы просто обгорели бы.

- А кормили как? Я знаю в Греции еда очень тяжелая для наших желудков, жирное все и сплошные специи, - продолжала разведку Стелькина.

- Ну, не знаю, где ты, милочка, такой ерунды набралась. Кормили нас просто отменно: фрукты, овощи, салатики всякие легкие, и сытно, и фигуру не испортишь. Абрикосов мой постройнел, как Апполон.

- Я вот только одного не понимаю, зачем ты туда с Абрикосовым поехала, - не желала расставаться с последней надеждой тяжело раненная Стелькина. - Ну, кто же в Тулу со своим самоваром тащится!

- Ну, если в Тулу, то да, конечно. Особенно, если у тебя не самовар, а так, заварной чайничек. А вот мы с Абрикосовым решили: теперь отдыхать только в цивилизованной Европе и только вдвоем. Мы там постоянно общались друг с другом, наговориться не могли, открыли в себе столько нового!

Это удар чайничком был, конечно, пониже пояса.

- Представляю, какое там столпотворение, раз все так удачно, - бросила последнюю гранату Стелькина, не в силах больше скрывать разочарования.

- О чем ты, какое столпотворение? Мы же не в Халкидики, как все лохи поехали, а в Ситонию. Места там просто райские, никакой тебе городской суеты, вокруг дикая природа: скалы, сосны, рыбки, и ни души. Только мы с Абрикосовым, как Адам и Ева. Голышом купались. А самое главное, от всего этого у моего такая мощная потенция образовалась! - добила подругу Абрикосова, мечтательно закатив глаза от пикантных воспоминаний.

- Веришь, - понизила она тон до полной интимности. - По два раза за ночь!

И, видя, как Стелькина закусила от зависти губу, сделала контрольный выстрел.

- А в последнюю ночь, так раз пять подряд!


В это время, попивая пиво в гараже, Абрикосов делился впечатлениями от отдыха со старым другом Стелькиным.

- Чтоб я, хоть раз еще, с женой в отпуск поехал... Да ни за что! Говорил же ей - не сезон! Так, нет, уперлась - дешево, сэкономим. Вот и сэкономили, блин! Жили хрен знает, где, с какими-то фашистскими птеродактилями. У них двадцать часов в сутки послеобеденный сон. За столько дней не с кем было словом обмолвиться. Зато моя благоверная вообще не затыкалась, даже из туалета мне что-то верещала!

- Погода была, наверное, хорошая, - попытался приободрить друга чуткий Стелькин.

- Ага, хорошая! Холодрыга! Ветродуй с утра до ночи так свистел, что у меня до сих пор челка ирокезом стоит, никакой гель не берет.

Стелькин повздыхал с другом, выражая полное сочувствие, и тут же подбросил ему другой спасательный круг.

- Зато ты вон как подтянулся, от живота один пупок остался.

- Подтянешься, когда в гостинице из еды только травушка-муравушка в ста вариантах. Не поверишь, я мычать по ночам стал! Так моя решила, что это я от страсти...

Абрикосов замолчал, морщась от воспоминаний, и неожиданно пожаловался деликатно притихшему Стелькину.

- Отымела она меня там - замучила! По два раза в сутки, а в день отъезда - три раза подряд!

- Даа, жестоко... - вздохнул Стелькин. - Уж и не знаю, как ты там эти семь дней продержался...

- Десять, - веером растопырил обе пятерни Абрикосов. Верный Стелькин в знак солидарности пошел вскрывать второй ящик пива.


© Елена ЕВСТИГНЕЕВА


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!