Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





День рождения Веры

Спустя несколько недель, обнаружился побочный эффект, который застал Веру врасплох. Всё чаще и чаще ее стали посещать навязчивые желания...


День рождения Веры

Незаметно подкравшийся "полтинник" будил множество дум и эмоций, к сожалению, не радужных. Два года назад Вера осталась без мужа. Скончался он внезапно, от сердечного приступа, и с тех пор жизнь ее круто изменилась. Вера уже почти оправилась от потрясения и даже нормально выглядела, но так могло казаться лишь со стороны.


Первый год после смерти мужа Вера фактически жила на флуоксетине - сильнодействующем антидепрессанте. Месяцами никого не хотела видеть и, разучившись плакать, подолгу сидела в одиночестве. Состояние глубокой апатии сменялось нездоровым возбуждением. Со дня трагедии она практически не обращала на себя внимания. И однажды, увидев отражение в зеркале, ужаснулась - словно шрамы пролегли печальные бороздки вокруг губ, добавилось и седины, а её некогда живой взгляд теперь изображал муку.


Очередной визит к психотерапевту принёс надежду на будущее - врач назначил новый препарат. Поначалу вроде ничего не изменилось. Две таблетки в день - утром и вечером. Но, спустя несколько недель, обнаружился побочный эффект, который застал Веру врасплох. Всё чаще и чаще ее стали посещать навязчивые желания, совладать с которыми становилось едва под силу. Чем больше она пыталась не думать о том, что её беспокоило, тем сильнее Веру преследовали видения. Постыдные и отвратительные. Они возникали вдруг, но особенно яркими становились ночью, когда она изнемогала от бессонницы и, яростно сжимая подушку, пыталась хоть как-то забыться. При этом её тело бросало то в жар, то в холод, оно ныло на жёсткой постели, испытывало боль от малейшей невидимой складки на простыне. Проходили дни, но изменений не наблюдалось. Поделиться своим состоянием с доктором Вера считала неуместным.


Её настроение приобрело определённое направление. При всём отчаянном стремлении обмануть себя, она твёрдо знала: единственное средство избавиться от новых ощущений - это с кем-то переспать. Верино сознание предательски нашёптывало, что только таким образом: почувствовав себя снова женщиной, она опять сможет начать полнокровную жизнь. Легко сказать, с кем-нибудь переспать. С кем? У Веры никогда не возникало такой нелепой проблемы и, окружённая ранее вниманием мужа, она даже не могла представить, что когда-нибудь придётся нервничать по такому "неприличному" поводу.


Существовал всего один надёжный вариант, но он у Веры вызывал странные ощущения. Воспоминания теребили исстрадавшуюся душу. От них, и желаемых, и одновременно пугающих, возникали разом мгновенный озноб и успокоение, как от прикосновения к затянувшейся ране. Приятно было снова испытать сладостную боль...


Вера и Влад знали друг друга давно. Настолько, чтобы став когда-то любовниками и переболев томительной страстью, не растерять доверительные отношения, какие возможны между мужчиной и женщиной, отдавшими стремительной связи часть сердец. Каждый нашёл в себе силы сохранить собственную семью. Оба были по-своему счастливы. Их взаимность словно обитала в другой сфере, не угрожая реальности.


О смерти ее мужа Влад узнал не сразу. Он тут же позвонил, преследуя одну единственную цель - хоть как-то поддержать. Вероятно, в тот момент Вера испытала муки совести, во всяком случае попросила Влада ей не больше звонить.


Пара лет пробежала почти незаметно. Нельзя сказать, что Влад полностью вычеркнул из памяти некогда близкого человека. Каждый раз, задумавшись, он представлял себе её такой, какой помнил со дня их последнего свидания и с сожалением отмечал, что не вернуть уже те незабываемые минуты. Наверное, его ощущения можно было бы назвать затертым словом любовь. Но в этом случае следовало бы предположить, что привязанность немолодого и рассудительного мужчины под воздействием лет не угасает как светильник, в котором закончилось масло, и не становится безжизненным символом.


Вера не удивилась, когда Влад ей позвонил. Не положила трубку, услышав хорошо знакомый голос, а когда он осторожно намекнул, что хотел бы пригласить её куда-нибудь по поводу её дня рождения, почувствовала близкое облегчение.

- Конечно же, Владик. Сто лет нигде не была...


Он встречал свою гостью у входа в ресторан с букетом кремовых роз, волнуясь словно школьник. Стоило Вере там появиться, как он тут же шагнул навстречу.

- Здравствуй, Веруня.

Влад в каком-то оцепенении робко чуть коснулся губами её щеки. Что-то до сих пор незнакомое мелькнуло в образе Веры.

- Как ты?

Она в ответ глубоко вздохнула и молча обвила руками его шею.


Влад нарочито внимательно всматривался меню, хотя заранее знал весь свой заказ.

- Не попробовать в этом ресторане устриц - непростительное упущение. Веруня, надеюсь, ты не возражаешь, если мы начнём именно с них.

Увидев в лице спутницы неуверенность, он тотчас поспешил развеять её сомнения.

- Нет более деликатного блюда, и я лишь могу сожалеть, что мне не пришлось столкнуться с ним раньше. В нашем советском прошлом такой буржуазный деликатес...

Вера только делала вид, что слушала.

"Отчего я так долго ждала?"

Ей хотелось прижаться к Владу немедленно, почувствовать его губы у себя на груди, но она вдруг засомневалась.

"А смогу ли я быть прежней, не разочарую?"

Официант принёс блюдо с двумя дюжинами открытых раковин. Все они были одного размера, а в центре лежала довольно крупная - как приз для виновника торжества.

- Специально для тебя. С днём рождения, Веруня! Мне необыкновенно приятно, что ты сочла возможным принять моё приглашение.

Аккуратно поддев предложенного моллюска, она уже готовилась узнать его вкус, как вдруг её глаза расширились.

- О, Боже!

- Что такое?

Влад испуганно посмотрел в её сторону.

- По-мммоему... жемчуг...

Отложив в сторону вилку и нож, она осторожно достала из устричной мякоти перламутровую горошину с едва заметным зеленоватым отливом.

- Влад, ты только полюбуйся! Это чудо?

Вера кинула удивительный трофей в стакан с водой и, слегка взболтнув, положила его к себе на ладонь, чтобы убедиться в достоверности предположения.

Влад с удовольствием наблюдал за реакцией Веры. Та сидела растерянная и ошарашенно разглядывала потрясающую находку. Постепенно к ней вернулся дар речи.

- Этого не может быть.

Он рассмеялся:

- С днём рождения, милая.

Вера зачарованно глядела на лежащий перед ней матово поблескивающий шарик абсолютно правильной формы и не решалась пошевелиться. Изъян природы никогда не станет совершенством. Она была прекрасно осведомлена, что так выглядят только культивированные жемчужины, а в особенности - подобного размера! Не знай она эту нехитрую уловку - сидела бы сейчас, изумлённая невероятным событием. Любовалась бы с восторгом красотой перламутра - бездумно и счастливо, без смущения.

- Не трогай, - предостережение эхом отдалось в её сердце, но рука сама потянулась, чтобы открыть ту правду, что и без того почти лежала на поверхности. Жемчужина оказалась у Веры во рту и, прикоснувшись к ней губами, она на мгновение ощутила её холодок. Язык скользнул по твёрдой идеальной округлости, словно предвкушая то, что за этим последует.

Сомнение исчезло, стоило провести жемчужиной по зубам и услышать характерный скрип. "Господи, неужели для меня не всё кончено?"

На глаза навернулись слёзы. Они освобождали из мрачного плена.


© Виктор БЕРДНИК


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!


Аренда опалубки цены в санкт петербурге спб аренда опалубки перекрытия спб. | Стоимость организации похорон в екатеринбурге.