Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Вкус родства

Сейчас, когда мне пятьдесят, я знаю, что такое смысл жизни, и что такое любовь. Поздно, вы скажете. Согласна, что поздно, но это лучше, чем не узнать никогда.


Ответ будет очень прост, как, впрочем, все гениальное. Смысл жизни в том, чтобы просто жить. Плакать, смеяться, мечтать, тосковать, любить и ненавидеть, слышать, смотреть, обонять и осязать, рожать детей, таким образом наивно цепляясь за вечность. А уж кто создатель этого эксперимента - Бог или Высший разум, или иная цивилизация, это кому как угодно. Теперь, что касается любви. Лично меня лет с пяти раздирала любовь ко всему живому. Я целовала лягушек и чужих незнакомых бабушек, приводила домой бродячих котов и собак. А Павлик из первого класса был очень напуган, получив от меня записку с объяснением в любви, где был нарисован домик, в котором мы станем жить. Любовь рвала мне душу всю жизнь - к мальчикам, к подругам, к красавице-маме, похожей на актрису кино, к учительнице, которая меня почему-то не любила. А вереница мужчин, возведенных мной на пьедестал, чтобы через время быть яростно поверженными, вообще не поддается счету. И только сейчас, устав от своей немоты и их поголовной глухоты, я поняла, что любовь - это радость и сладкая боль в одном сплаве, и она не имеет пола. Я верю, что женщина может любить женщину, любить возвышенно и поэтично и страдать от невозможности ее поцеловать. Но при одном условии - их пронзительном духовном совпадении.

Я редко езжу в поездах, но недавно случилось. Пришлось смотаться в другой город, проведать заболевшую в пути и снятую с поезда коллегу. От Константиновки до Харькова - меньше ночи, и я проспала их, как говорила моя покойная бабушка, без задних ног. За полдня я успела все - и больницу посетить, и знаменитый Барбашовский рынок. А в полвторого уже торчала на вокзале, и пила в буфете чай с пирожным эклер. В Харькове странный зал ожидания - кресел нет, и все люди стоят. Может, это сделано специально, чтоб очистить вокзал от бомжей и цыган, но почему должны страдать пассажиры, а среди них немало и пожилых, и с маленькими детьми? Не найдя у стены ни единого сантиметра свободной площади, я с радостью вычленила таковую у неработающего киоска с мягкими игрушками, и обрела подпорку для спины. А потом появилась она. Беличья шубка, замшевые черные брюки и такие же ботики, вязаная шапочка с косичками. Не молодая, но моложе меня, из сорокалетних. Ее сопровождал какой-то парень, поставил две сумки, пожелал счастливого пути и ушел. А она покрутилась на месте, попросила меня посмотреть за вещами и тоже куда-то слиняла.

Я - типичный продукт нашей страшной, непредсказуемой жизни. По выработанной с молодости привычке я исправно читаю газеты и смотрю по телевизору новости, а потому в курсе разного рода страшилок. Незнакомка гуляла минут пятнадцать, а я все это время пыталась определить - не труп ли упрятан в этих объемных сумярах и осторожно двигала их носком сапога. Она хоть женщина на вид приличная, но лицо какое-то усталое, в себе, в таком лице и тайна, и трагедия. Сейчас позвонит в милицию, даст мои приметы и скажет - она пытается спрятать труп. Меня схватят и упекут в тюрьму. Потому, что возьмут с поличным. А потом так накостыляют по шее, что я подпишу все бумажки. И вот когда я мысленно уже сидела за решеткой, она вернулась с пластмассовой тарелочкой в руках, на которой сиротливо свернулась калачиком колбаска, политая кетчупом. Краем глаза я видела, как она ест - красиво и аккуратно, как аристократка. У нее даже ножичек в сумочке оказался, между прочим, как рояль в кустах. Колбаска пахла душераздирающе вкусно, а она ее ела с равнодушно-учтивым видом, словно не получала удовольствие, а делала одолжение. И я зауважала ее так, что захотела познакомиться.

- Вы случайно не на Донецкий поезд? - спросила я, дождавшись, когда она проглотит последний кусочек.

- Случайно на Донецкий, - улыбнулась она. И под серым налетом усталости проступило сразу так много - и нежность, и обаяние, и гордая красота.

- У-у, какой у нее нос породистый, - подумала я, - а зубы какие ровные... И глаза хоть совсем не подкрашены, большие, с тяжелыми веками. Прямо незнакомка с одноименной картины...

- Отдыхали? - спрашиваю, кивая на сумки.

- В санатории была, - усмехается она, - и подхватила там вирусную пневмонию. На "скорой" сюда привезли.

Слово за слово, речь о пустяках, я вижу, что незнакомка умница, и ум, и юмор, и эрудиция, все при ней. Полчаса пролетели незаметно.

- У вас не шестой вагон?

- Шестой.

- Вот повезло.

Мне действительно повезло. Так уютно, так легко и так сладко я давно ни с кем не болтала. Все, что она говорила, попадало на благодатную почву, вызывая то слезы сострадания, то улыбку умиления, то безудержный смех. Великая вещь - общение на одной волне, в общей шкале нравственных и духовных ценностей. Я узнала, что ей сорок лет, а дочке двадцать, и она учится в Израиле. Что она - вдова, три года назад потеряла любимого мужа, который был главным другом в жизни. А за год до этого они развелись, потому что она не смогла ему простить измену.

- Он изменил мне с подругой, - печально улыбнулась она, - и я прогнала обоих. Муж ушел жить к своей маме, мы не перезванивались, и не встречались. Но любовь жива, она мучает меня даже после его смерти.

- А почему он умер?

- Рак. Удалили родинку за ухом, а через полгода он потерял сознание и стал терять через день. Проверили - скоротечная онкология. Я пришла к нему, когда он уже не вставал, и почти не видел. Присела возле кровати, а у него такая щетина...

- Давай, говорю, я тебя побрею. А он в ответ - что у тебя с волосами?

- Покрасилась, - отвечаю.

- А зачем заколола?

- Не заколола, а обрезала. А косу продала, и купила Ляльке куртку.

- Я тебя убью, - отвечает. Он умирал, но жалел мою русую косу.

- А подруга? Что стало с ней?

- У меня был двоюродный брат. Какая-то женщина разбила его семью, поселилась у него на правах гражданской жены, потом брат пропал без вести. Женщина оказалась моей бывшей подругой. Когда мы с мамой вышли из милиции, куда вызывали всех родственников, я спросила - у нас в роду еще есть мужчины?

- Слава Богу, нет, - сказала мама, - твоя подруга может быть спокойна.

- Вы еще молоды, и в отличной форме. Ищите другого мужчину. - посоветовала я.

- Мужчину найти не проблема, - сухо откликнулась она, - но зачем мне нужен чужой человек?

Я смотрела на нее, слушала и удивлялась - почему с ней так комфортно, так удивительно хорошо? Потому, что она не рисуется, не лжет, не прячет глаз? Потому, что несмотря на удары судьбы, не накопила ни злости, ни зависти, не раздражения? Даже ирония, эта изюминка умных, у нее без привкуса горчицы, а обычная кисло-сладкая ягода. Может, все дело в том, что она, как и я, "сумасшедшая мать"?

- Я безумно скучаю по дочери, - печально улыбается она. - У нас никогда с ней не было секретов. И вдруг звонок из Израиля:

- Мамочка, только не огорчайся, я вышла замуж! Приезжай.

В аэропорту меня встречает дочь, худая, как велосипед, а рядом - Ален Делон. Я в порыве чувств его расцеловала, а разглядела только дома. Нарцисс, любующийся на себя при каждом удобном случае.

- Это не то! - говорю своей дочери, - Что ты наделала! Он любит только себя!

- И в этом мы единодушны, - смеется она. - Я тоже люблю лишь его!

Но матери сумасшедшие все, за очень редким исключением. А вот к собакам отношение разное. Может ощущение близости с этой женщиной из-за любви к собакам?

- У меня пинчер Тагор и дворняга Машка. - рассказывает с нежностью она. - Пинчер родился в день смерти мужа, у него черные грустные глаза, как у Ленечки, и он любит ласково покусывать мне запястье, как делал когда-то муж. А Машку принесли в сумке, когда шел бразильский сериал. Что это, изумилась я, глянув на пестрый комочек.

- Просто Мария, - ответили мне.

Тагора украли год назад, я плакала, как ребенок. А через три месяца мама ехала к бабуле на трамвае и видит - у рельс сидит похожая собака. Она к водителю - девушка, остановите, я вас умоляю. Выглянула из дверей, кричит - Тагор! И наш песик с визгом рванул навстречу. Он так ей лизал лицо, так радостно скулил, что весь трамвай прослезился. А Машка выросла в умную преданную сторожиху семейного очага. Она порвет на куски любого, кто попробует меня обидеть. Тагор любит Машку и преследует ее с определенными намерениями, но она ему не дается, предпочитая быть старой девой. Вот такая собачья драма.

А потом к нам подсадили парня. Молодого, здорового, с побитым лицом. Пока я ходила за кипятком, она успела узнать, что царапины на лице - это последствие аварии.

- Деточка, - хочешь курицу? - спросила она. - Давай-ка слезай скорей с полки.

У нее сильный материнский инстинкт, поняла я, способный обогреть и обласкать пол планеты. Парень помотал головой, но она прицепилась, приняв отказ за стеснительность. Добрая душа, она искренне болела за этого угрюмого нелюдима. И тут у "несчастненького" зазвонил в кармане сотовый.

- А машина сильно пострадала? - спросила я, чтоб скрасить неловкую паузу.

- Восстановлению не подлежит, - ответил парень.

- Как жаль! - торопливо посочувствовали мы в один голос, и нарвались на насмешливый взгляд.

- Да ладно, новую куплю, лучше, - успокоил он нас.

- Бог в помощь - нашлась она.

- Бог? - рассмеялся парень, - А кто это?

- Тот, кто спас тебя от смерти.

- Вы еще скажите, создал меня, - усмехнулся "детка".

- А ты считаешь, что произошел от обезьяны?

- От человека, - резко ответил парень, - а от какого, мне все равно. Ни "вчера" ни "завтра" не существует, есть только "сегодня".

- А любовь существует? - ввернула я, пользуясь возможностью заглянуть в душу "племени молодому незнакомому".

- Любовь? - рассмеялся парень. - Нет, чудаки вы. Талдычите про любовь, а сами кроме СПИДа, Чернобыля и разграбленных недр нам ничего не оставили.

- Он не понимает вас, - перевела мне она. - В их лексиконе "любовь" имеет другое значение. Ее делают, ею занимаются. Ясно?

- Ченобыль и недра - это к политикам, а СПИД - уже ваше приобретение, - заступилась я за свое поколение.

- Политиков выбирали вы! - пригвоздил меня "детка" прокурорским голосом. - Они оставили вас в дураках и правильно сделали - там, наверху, каждый гребет под себя. Я их не осуждаю, а в какой-то мере даже преклоняюсь. А вот "овец" не жалко. Их удел - на шашлык.

Опять зазвонил мобильник, и "детка" крикнул в трубку раздраженно:

- Не понимает козел? Объясните! Когда шкура запахнет паленым, поймет.

- Мутант, - поставила я диагноз, когда парень вышел, - дитя духовного Чернобыля. А вы ему - "детка", скушай курочку!

Мы рассмеялись, но было грустно. И воздух показался спертым, тяжелым, и синие просторы вселенной, по которой мы парили несколько часов с такой изумительной легкостью в крыльях, сузились до размеров замызганного купе.

Я выходила в Константиновке, и она проводила меня до тамбура. Мы постояли минуту молча, не сказав друг другу даже дежурных любезностей. И я ушла в темноту, унеся в сердце странное чувство. Если бы я была мужчиной, я бы смогла заменить ей Ленечку, но я женщина до мозга костей. Можно было бы стать подругами, но как дружить на расстоянии, обремененными детьми и собаками? На память о ней остался лишь вкус родства, того далекого и глубинного, еще со времен Адама и Евы, которое дарит радость до сладкой боли, и не имеет пола.


© Маргарита АНТОНЕНКО


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!


Бонги, трубки, Кальяны, вапорайзеры и пр
tabak-pochtoy.com
Материалы о технологии ручной рубки домов в канадскую чашку и лафет
designtvoy.com
С Рисунками. Купи сейчас. В наличии, доставка
1forsvet.ru