Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Мои брачные знакомства

- Это Вы! Я сразу так и подумал, просто сидел и любовался Вами, - кокетливо продребезжал старичок.

- Нет, это не я, - испуганно отпрыгнула я в сторону.

- Вы, Вы, шалунья. Я сразу узнал Вас.


После первой неудачной попытки создать семью я осталась одна с ребенком дошкольного возраста на руках. Время идет, опора (хотя бы материальная) нужна... Я попытала "счастье" еще пару раз, но... Один оказался хроническим безработным, который сам нуждался в поддержке, другой - слишком молодым для меня и жутким бабником. В свободное от женщин время он, конечно, работал, что-то даже приносил в дом, но с появлением очередной юбки и он, и его деньги медленно, как в тумане, исчезали. И не было никакой гарантии, что они появятся в ближайшее время и появятся вообще. Такая неопределенность меня тоже не устраивала, и я решила брать, что называется, "быка за рога". Почему бы мне самой не выбрать из предлагаемого ассортимента, т.е. из брачных газет, то, что мне подходит?

Так, вначале определимся, что мне вообще надо. Прежде всего, материально обеспеченный. Затем - возраст. Лет 45-55 (мне самой на ту пору было 30) - и по бабам бегать не будет, и я для него буду всегда молодой и красивой. Внешность... Это не главное, чуть лучше обезьяны - уже красавец. Главное, безо всякого рода проблем. Материальных, жилищных, моральных (т.е., с умом чтоб все в порядке было). Так, вредные привычки. Да кто их не имеет! Пропускаем этот пункт! Выбрав, таким образом, несколько кандидатур я начала действовать.

Первым кандидатом в спутники жизни оказался юрист-международник. Приятный мужчина 48 лет. Разведен. Дети взрослые. Имеет квартиру. Обеспечен. Созвонившись, мы договорились о встрече в районе Минской набережной. Погода была по-весеннему замечательной, пригревало солнышко, проклюнулась зелень, и душа моя тоже играла всеми цветами радуги. "Кандидат" оказался весьма импозантным, седовласым мужчиной, слегка располневшим, но полным шарма и обаяния. На первое свидание он пришел... с собакой. Тигровым питбулем.

- Казимир, - сказал он и поцеловал мне руку.

Затем добавил:

- Александр.

- Интересно Вы как-то собачку назвали. Александр. Наверное, в честь кого-то? - пробормотала я.

Мужчина громко рассмеялся.

- Милая, Александр - это я. А Казика я всегда представляю первым, - и он с нежностью потрепал пса по холке.

Мы немного погуляли втроем по парку. Александр без умолку рассказывал мне о своей работе. Он был, оказывается, адвокатом-международником и по работе его часто вызывали в Америку на процессы. На вопрос, что же он делает в свободное от поездок время, Александр загадочно улыбнулся: "Трачу заработанные деньги". И вскоре я в этом убедилась. Во время прогулки его речь текла непрерывным потоком, он пересыпал русские фразы английскими (который действительно знал в совершенстве) выражениями и все говорил, говорил… Мы с Казиком его зачарованно слушали. Иногда я поглаживала пса по затылку и нежно почесывала за ушком. Он, в свою очередь, доверчиво тыкался мне носом в ладонь, пару раз пытался лизнуть. Его хозяин еще удивился по поводу такого доверительного отношения пса ко мне. Внезапно мы остановились перед небольшим ресторанчиком-стекляшкой в конце парка.

- Давайте зайдем и отметим наше знакомство! - проворковал Александр.

Я вопросительно посмотрела на Казика.

- Он пойдет с нами! Нас тут все давно знают!

Их там действительно все знали. Как только мы вошли, гардеробщик с угодливой улыбкой схватил наши куртки и распахнул двери в зал.

- Проходите, Александр Георгиевич! Ваше место свободно.

Ресторанчик был почти пустой. Мой спутник вальяжно прошествовал к довольно длинному (мест на восемь) столику у окна, сел во главе него, отодвинул кресло справа, на него сразу же, кряхтя и сопя, взобрался Казик. Затем он отодвинул кресло по левую руку и призывно похлопал ладонью по сиденью. Ага, это, вероятно, место для меня. Я опустилась на него и уставилась вместе с собакой на хозяина. Он театрально щелкнул пальцами.

- Гарсон!

Появился слегка заспанный молодой человек в темном смокинге с не совсем свежим белым воротничком. Увидев нашу компанию, он расплылся в улыбке.

- Александр Георгиевич! Рады видеть! Уже к нам? Казимир, соскучился по хозяину? - и затем, сменив тон, спросил. - Вам как всегда? А дама?

- Ей того же и столько же.

"Мог бы и меня спросить, буду ли я то же и в таком же количестве", - с недовольством подумала я. Тем не менее, продолжала с интересом слушать своего спутника. Казик, в свою очередь, слегка убаюканный его рассказами и свежим весенним воздухом, начал тихонько раскачиваться в кресле. Вдруг он открыл маленькие глазки, повел носом вправо и насторожился. Я тоже повернула голову в этом направлении и чуть не свалилась на пол от увиденного зрелища. Два официанта несли подносы полностью заставленные бокалами с коктейлями. Коктейли были самых диких раскрасок, сплошь утыканные разнообразными палочками с зонтиками, оливками, лимонами, дольками экзотических фруктов. Выложив все это великолепие на стол, гарсоны удалились.

- Что это? - растерянно спросила я.

- Мое невинное увлечение. Я, знаете ли, люблю здесь посиживать, дегустировать, - промурлыкал Александр Георгиевич, и отхлебнул изрядный глоток смеси ядовито-голубого окраса.

Я попыталась проделать то же, но задохнулась от острого, непереносимого запаха спирта. Помимо отвратительного запаха, коктейль обладал таким же вкусом. Я осторожно опустила язык в коктейль ярко - оранжевого цвета, украшенный кусочком манго и тут же втянула его обратно - наверное, с тем же успехом я могла бы опустить язык в соляную кислоту смешанную с сахаром. С коктейлем зеленого цвета я поступила осмотрительнее - вначале окунула в него палец, понюхала… вроде ничего. Осторожно лизнула. Кислятина, но пить очень мелкими глотками можно.

- Дорогая, давай выпьем на брудершафт, - рокотал Александр Георгиевич. - Я просто жажду поцеловать твои свежие невинные губки.

Скромно умолчав насчет невинности моих губок, я все же поднесла зеленый коктейль с киви на палочке ко рту, глотнула, и, зажмурившись (от вкуса коктейля), потянулась к мужчине. Поцелуй длился довольно долго и был далеко не невинным. Наконец, оторвавшись от меня, Александр царственным жестом махнул бармену.

- Серова! Немедленно!

Бармен покопался под стойкой, и вскоре из колонки полилась песня "Мадонна". Александр подхватил меня за талию и закружил по залу. Казик с интересом наблюдал за нашими па и отбивал ритм жестким хвостом... Этот вечер мне показался бесконечным. Мой спутник непрерывно глотал коктейли, причем, постепенно перешел на мои, говорил тосты и смачно припадал то к моим губам, то к рукам. В промежутках мы танцевали под хрипловатый баритон Серова, то нежно прижавшись друг к другу, то отчаянно пытаясь изобразить танго. Казимиру надоело такое зрелище, и он, свернувшись калачиком, уснул в кресле. Во время, наверное, двадцатого по счету танго Александра вдруг сильно повело в сторону, и он рухнул на пол, увлекая меня за собой. При падении он зацепил кресло с мирно дремлющим Казиком, в результате чего мы втроем оказались на полу. Да, зрелище получилось не для слабонервных! Внизу - безмятежно возлежащий здоровый мужчина, на нем - нервно дергающаяся (похоже на припадок епилепсии) женщина, в шею которой вцепился лапами подвывающий питбуль! Меня просто сдавили с двух сторон. С одной - Александр намертво сжал в объятьях, с другой - Казик неистово обхватил лапами и не желал выпускать. Вот такой вышел биг-мак. Гарсоны попадали со смеху. Наконец я неимоверными усилиями разжала лапы собаки и, выползая из объятий адвоката, металлическим голосом приказала:

- Пошли домой!

- К тебе или ко мне, - пьяно ухмыльнулся Александр.

Идти пришлось к нему. Благо, он жил недалеко от ресторанчика. Я обхватила его за талию, он вцепился в собачий поводок, и Казик, как рулевой, минуя все ямки и лужи, довел нас до квартиры. Я похлопала по карманам куртки моего спутника, в одном звякнули ключи, достала, открыла дверь. Казик уверенно прошагал вглубь квартиры. "Вероятно, там спальня", - решила я, и не ошиблась Сбросив хозяина на роскошное двуспальное ложе, я собралась уходить, но тут перехватила умоляющий взгляд Казика. Он нервно поскуливал и тянул меня куда-то. Я прошла за ним и очутилась на кухне. "Бедный, да ты же за весь вечер не поел, и пить, наверное, хочешь!" - пожалела я пса, открывая серебристый "Норд". В холодильнике нашлась вареная колбаса и собачьи консервы. Смешав все с парой сырых яиц, я выложила еду в фарфоровую тарелочку (другой не нашла), во вторую такую же налила воды. Посмотрела, как Казик жадно слопал все, потрепала его по упитанной спинке и нежно чмокнула в мокрый нос, он с готовностью лизнул меня в ответ. "Прощай, дружок! Вот тебя мне действительно будет не хватать!"- сказала я, положила на тумбочку ключи и захлопнула входную дверь. С другой стороны.


Со вторым, желающим создать семью, я созвонилась где-то в июне. "Может, он уже встретил кого-нибудь", - думала я, набирая номер его телефона. Как выяснилось, не встретил. Слегка дребезжащий, старческий голосок игриво поинтересовался, как я выгляжу и в чем я буду одета при встрече. Услышав, что в джинсах, слегка огорченно спросил: "А нельзя ли в мини-юбочке?" "Нельзя", - отрезала я и едва не добавила "у меня ноги кривые".

- Позвольте, а сколько же Вам лет?", - озадаченно спросила я.

- 55, но я выгляжу лет на десять моложе, - радостно взвизгнул голосок, - а уж в постели...

- Встретимся - поговорим, - отрезала я.

В условленное время я крутилась на станции метро Льва Толстого. "Клиент" запаздывал. Я внимательно ощупывала взглядом каждого, подпадающего под возрастную категорию, мужчину, но они то пробегали мимо, то останавливались в ожидании поезда. Правда, на одной лавочке тихонько притулился благообразного вида старичок в длиннополом летнем сюртучке (годов, наверное, 50-х) и светлой широкополой шляпке. "Только пера не хватает", - подумала я и улыбнулась дедульке. Внезапно он расплылся в ответной улыбке и зашагал мне навстречу.

- Это Вы! Я сразу так и подумал, просто сидел и любовался Вами, - кокетливо продребезжал голосок.

- Нет, это не я, - испуганно отпрыгнула я в сторону.

- Вы, Вы, шалунья. Я сразу узнал Вас. Синие джинсы, белая футболка, длинные светлые волосы, да и возраст... вам ведь 30, не так ли?

- Простите, а Вам-то сколько? - грубовато поинтересовалась я. - Вы ведь сказали, что 55.

Старичок слегка смутился.

- Ну, не 55, а 65, но я еще ого-го!

- Мне нужна не только постель.

- Понимаю, я - вполне обеспеченный человек. Я помогу материально. Вот, я вижу зубки у Вас не совсем в порядке, - и он сосредоточенно попытался заглянуть ко мне в рот, ожидая узреть там гнилой зуб.

- Зубки у меня все в порядке. Но можете выплатить компенсацию в размере вставной челюсти.

- Да-да, я Вам заплачу, - засуетился дедок, - но потом... А сейчас не сходить ли нам на рюмочку чая. Есть тут неподалеку очень интимное заведеньице с отдельными кабинками.

- Ну, пошли, - вздохнула я и уныло побрела за ним.

"Интимное заведеньице" скорее походило на бордель. Бордовые плюшевые портьеры, овальные зеркала в каждом углу, эротические картины. Зал, словно улей, был разбит на маленькие комнатки, отгороженные от внешнего мира теми же плюшевыми портьерами. В одну из таких комнаток отправились и мы. Там стояли два маленьких диванчика, между ними - столик, над столиком - красный фонарик, на столике - меню с изображением блондинки с аппетитными формами. Теснота была неимоверная. Мы сели друг напротив друга и наши колени буквально сцепились.

- Жуть, - поморщилась я.

- Почему же, милочка, здесь очень даже ничего. Такая близость... Ты чувствуешь дыханье партнера, а вот это, у... - он подергал костлявой коленкой, - ты можешь продвинуть свою ножку чуть дальше и нежно потереть меня ею.

- Я, между прочим, своей ножкой могу еще чисто случайно заехать Вам в интимное место, - буркнула я.

Старичок сделал вид, что последней моей реплики не понял. Вскоре нам принесли шампанское. Он разлил его по бокалам и предложил вначале выпить его, а заем "слизнуть лопающиеся пузырьки с губ друг друга". Я, уже успевшая глотнуть этот шипучий напиток, поперхнулась от неожиданности, и, кашляя, спросила дедка, где здесь туалет. Он вначале огорчился, а затем предложил пойти туда вместе.

- Здесь общий туалет, но там такие интимные кабинки, они запираются и так располагают к близости...

Заверив дедулю, что мне нужно "просто проблеваться", а не "интим в сортире", я выдернула руку из его цепких лапок и ринулась к выходу. По счастью, туалет находился в той же стороне, так что мой спутник даже не заподозрил, что я покидаю его. Навсегда.

Я долго приходила в себя после встречи с этим эротоманом, поэтому третий номер набрала только в августе, накануне Дня независимости. Третьим моим избранником был режиссер-документалист.

- В первой половине дня я буду на съемках, а вот вторую с удовольствием проведу с Вами, - галантно предложил он.

Я согласилась. На следующий день, ровно в 16.00, я стояла на площадке возле ботанического сада. Площадка была абсолютно безлюдной, поэтому я сразу обратила внимание на приближающегося ко мне мужчину. Высокий, под два метра ростом, приятный брюнет. А что у него с рукой?

- Алена? Я так и понял, - он улыбнулся, - а я Владимир. Можно без отчества. Вы меня простите, я сегодня без машины и вообще не в форме. Сломал запястье. Рука в гипсе. Поэтому сразу предлагаю - идем ко мне. Проедем на троллейбусе две остановочки, посидим, поедим, отметим независимость, - и Владимир потряс сумкой, в которой что-то сильно звякнуло.

Мы приехали к Владимиру. Жил он один в небольшой, но уютной двухкомнатной квартире. Я осмотрелась. Женщиной здесь и "не пахло". Чисто, богато, но... одиноко. Я прошла на кухню и увидела неловко орудующего ножом Владимира.

- Если бы левая рука, я бы сам соорудил ужин, а так... - он смущенно улыбнулся.

Делать нечего, я засучила рукава, и через полчаса восхитительные битки с салатами украсили стол в гостиной. Начало романтического вечера прошло великолепно. Владимир с увлечением рассказывал о своем недавнем визите в Америку, где он отснял фильм о гарлемских трущобах. Затем, после тоста и небольшой закуски, он предложил просмотреть свою авторскую работу о дебрях Амазонки. Мы переместились на диван. Туда же переехал сервировочный столик с бутылкой виски для него и бокалом шампанского для меня. Режиссер удобно устроился, притянул меня к себе… Он комментировал каждый отснятый кадр, обильно запивая его виски. Я тихонько отхлебывала свое шампанское. Время шло, объятья крепчали. Наконец, где-то в середине фильма я, почувствовав, что сейчас задохнусь от запаха виски и мои кости захрустят в объятьях, попыталась выскользнуть. Не тут-то было! Эта двухметровая туша, нежно подвывая, сдавила меня, окончательно парализовав.

- Вовочка! Давай перейдем в спальню! Но по пути я еще заскочу в одно место... - из последних сил просипела я.

Ослабив объятья, гигант вдруг рухнул на диван и захрапел. Я вывалилась на пол, доползла до входной двери и выбралась наружу. "А наутро он решит, что это был лишь сон", - подумала я.


"Это последняя попытка", думала я, обреченно высматривая черный джип "Франтера", на котором должен был появиться четвертый соискатель "привлекательных женщин". Он не заставил себя ждать. Это был единственный, кто не стал распространяться о своем бизнесе, но явился на свидание на машине. Максим мне определенно понравился. Вышел из машины, галантно поцеловал руку, открыл дверь. Одет неброско, но дорого. Черные, умные глаза, темные, с легкой сединой волнистые волосы, крепкая, но не расплывшаяся фигура, чем-то похож на Ричарда Гира. Только вот немногословный. О себе сказал коротко и ясно: был женат, детей нет, имеет собственное дело, квартиру, загородный дом. Затем пригласил в ресторанчик с "удивительно домашней кухней". Всю дорогу я самозабвенно болтала, рассказывая о себе, работе, подружках, проведенном в Крыму отпуске. Мой спутник слушал и улыбался. "Ничего, под "домашнюю кухню" ты выпьешь и разговоришься", - думала я.

Ресторанчик оказался действительно восхитительным, расположился он на берегу маленькой речушки, деревянные лавки и столы навевали мысли о деревни. Кухня тоже оказалась под стать внешнему виду. Мы заказали свинину в горшочках с грибами и красное вино.

- Прости, но я не смогу присоединиться, - улыбнулся Макс, - мне же надо тебя отвезти домой.

В ожидании свинины я "уговорила" половину литровой бутылки вина. Я сама произносила тосты "за знакомство", "за любовь", "за совместное начало" (правда, что я под этим подразумевала - непонятно) и сама опустошала бокал . Когда принесли горшочки с ароматным мясом, я принялась пить "за зеленую травку", "за лужайку", "за речечку". Мясо было сочным и восхитительно пахло базиликом. Я потребовала вторую бутылку, чтоб выпить "за прекрасную кухню". Макс безмолвно взирал на меня. Бутылку принесли, я выпила "за мяско". Внезапно грянула "живая" музыка. Я решила, что нам с Максом пора потанцевать. Встала… и тут земля медленно поплыла из-под моих ног.

- Ой, что-то потолок качается... Речка утекает... Травка зеленеет... - забормотала я.

- Аленка, пошли домой, - Макс решительно поднялся из-за стола.

- К тебе или ко мне, - пьяно ухмыльнулась я.

- Ты - к себе, а я - к себе.

Он отвез меня ко мне домой, помог подняться на пятый этаж, открыть дверь. Больше мы с ним не виделись. Да и знакомиться по объявлениям я перестала.


© А.


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!