Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Случайная связь

Если бы у Золушки был на кухне ноутбук, она бы непременно вывесила на сайте знакомств: "Познакомлюсь с состоявшимся принцем, склонным к обувному фетишизму".


Случайная связь

Мне оставалось дожарить морковку с луком для семейного супчика. Еще загрузить в стиральную машину белье и посуду в посудомойку. Еще помыть унитаз и перебрать гречку. Золушка, блин... Полгода без бала... Пока жарилась заправка, я залезла в ноутбук. Если бы у Золушки был на кухне ноутбук, она бы непременно вывесила на сайте знакомств: "Познакомлюсь с состоявшимся принцем, склонным к обувному фетишизму". И принцы завалили бы ее просьбами отдать туфлю. Ну, так что у нас там с принцами? А, вот!


Некий "Александр, 50" пишет на своей страничке: "Хочу познакомиться с уравновешенной, стройной девушкой в возрасте от 20 до 45 лет для нечастых (1-2 раза в месяц), непродолжительных (2-3 часа) встреч на моей территории (квартира в районе м. Динамо) с целью занятия сексом при взаимной симпатии. Материальная поддержка - 5000 руб. за встречу. При отсутствии взаимной симпатии - оплачиваю девушке такси и мы прощаемся. Уважительное отношение и чистоплотность гарантирую. Хорошо владею своим телом. Нравится доставлять девушкам удовольствие, а также заниматься сексом чувственно и неспеша".


Я в задумчивости помешала деревянной мешалкой лук с морковкой в сковороде и ей же почесала за ухом. Интересно.… А что? Чем не бал? Написано грамотно. И "чемнебал" звучит, как забытый глагол... Я еще раз посмотрела фотографию Александра, на которой загорелое мужское тело (голову видно не было) правило доской под парусом, вытерла руки о фартук и ответила: "Попробуем?"


"Александр 50" сразу отозвался: "Добрый вечер. Благодарю за то, что уделили мне внимание. Если Вас заинтересовало предложение, изложенное в моей анкете, хочу предложить Вам обменяться телефонами, чтобы было проще договориться о встрече. Если Вы не против - сообщите и я вышлю Вам свой номер телефона. Можете прислать мне Ваш, тогда я сам Вам перезвоню. Заранее благодарен".

Я перечитала два раза. Профессор и аристократ в седьмом колене сошел с ума от воздержания. Интерес перемешивался у меня с возбуждением как лук с морковкой в заправке для супа. Я написала телефон.


Он позвонил на следующий день.

- Здравствуйте, это Александр, - услышала приятный мужской голос. – Благодарю за то, что доверили мне свой номер. Вам удобно разговаривать?

- Вполне. Здравствуйте, Александр.

- Я рад, что вы откликнулись на мое предложение.

- А что, на такое лестное предложение мало откликов?

- Немного.

- Да что вы!

- Представьте, это так. И я этому рад. Зачем мне пять тысяч откликов? Я предпочитаю количеству качество. Поэтому стараюсь ставить четкие цели.

- Да уж... смысл обстреливать весь сарай, если мишень на двери висит, - пустилась я в образные рассуждения.

- Когда вам удобно?

- Среда.

- Договорились.

- Александр, я бы хотела встретиться на нейтральной территории. Если нас стошнит друг от друга, пусть это неприятность произойдет на улице.

- А Вы на машине?

- На метро.

- Хорошо. Где бы вы хотели встретиться?

- У метро.

- Окей.

Его голос волновал... В нем слышалась уверенность в себе, в том, что он говорил и в том, что собирался делать. Я решила окончательно – в среду! В солярий и на эпиляцию, чтобы не быть белой и пушистой, и набойки, обязательно набойки на каблуки! – составила я план. Остатков заначки от прошлого гонорара должно было хватить на красоту в масштабе одноразового спасения моего мира.


В среду днем он позвонил, выдав очередной образец любезности:

- Здравствуйте! Это Александр. Мы с вами договаривались о встрече сегодня. Я звоню уточнить, в силе ли наша договоренность?

- Да. Я буду к пяти.

- Очень хорошо. До встречи.


Я вышла из метро на пустынный пятачок, оккупированный палатками с быстрой едой. Быстрая еда, быстрый секс.… И то и другое оставляет тяжесть и ощущение зря потраченного времени. Я еще посмотрю, кто сейчас придет, а то лучше и обратно…, - размышляла я, глядя на улыбающегося мужчину, идущего ко мне. Высокий, загорелый, спортивный. Вязаная шапочка не вяжется с приталенным пальто. Бережет мозги. Улыбается белыми зубами и ямочкой на подбородке. Я застыла от удивления.

- Привет. Я Александр.

- Я так и думала, что придет или что-то убогое или наоборот.

- А я какое?

- Скорей наоборот.

Он улыбнулся и ускорил шаг. Я ковырялась по льду на каблуках без поддержки, пытаясь сохранять изящную походку. Парного катания не получалось.

- Я не быстро иду? – Обернулся он.

- Ну, так...

- Простите, привычка.

- А я подумала, вы весь район уже тут окучили и стесняетесь дать мне руку, чтобы нас не видели вместе.

- Нет, конечно. Вам сюда. – Он кивнул на правую дверь внедорожника.

- Адрес скажите. На всякий случай...

Он посмотрел на меня.

- Ленинградский проспект, дом 6. Боитесь?

- Нет.

- Почему?

- Не думаю, что вы решили сварить из меня холодец. Вы не похожи на маньяка.

- Думаете, маньяки как-то отличаются от обычных людей? - Он холодно улыбнулся.

- Думаю, да. И потом, Вы мне по голосу понравились.

- Голос можно поменять, попросить кого-то позвонить...

- Да... это мне как-то в голову не пришло...

- Напрасно...

Мне стало немного не по себе...


Во дворе дома он припарковал машину.

- Мы приехали. - Александр обошел машину и подал мне руку. - Ну, как настроение?

- Противненько...

- Уже? – Засмеялся он.

- Мы одни будем? - Уточнила я.

- Одни. Я не люблю это. И холодец не ем. Не бойтесь.


Квартира на высоком первом этаже начиналась лестницей из пяти ступенек вверх. Он вошел и сразу снял шапку, под которой оказалась темно-русая кудрявая шевелюра с примятым шапкой чубом. Сняв пальто, он остался в темных брюках и облегающем сером свитере.

- А меня-то будете раздевать? – Поинтересовалась я.

- Обязательно.

Он снял с меня пальто, не дотронувшись до тела, словно я была раскаленная.

- Вам тапочки дать?

- Ну, если они без грибка.

Он возложил к моим ногам кожаные шлепки, как цветы к монументу неизвестному солдату. В новой обуви я сразу отправилась на осмотр помещения. Холостяцкая квартира. Хорошая мебель, хороший ремонт, одна, но огромная комната с 3-х, а то и 4-х спальной кроватью, массажным столом и плазмой на стене. Кухня без обеденного стола. Ванной нет. Душ и туалет... Я вымыла руки...

- Что будете? Чай? Кофе? – Услышала я его голос с кухни.

- А какой чай?

- Не знаю. Сейчас посмотрим, - он открыл шкаф. - Есть черный, зеленый, зеленый с жасмином, это что...? – он повертел в руках коробочку, - А-а... все.

- А кофе?

- Кофе... Вот только такой, - он сам с удивлением рассматривал незнакомую банку. - Ну что?

- Чай. Зеленый.

- Хорошо. Кстати, не хотите цветы? – Он кивнул на букет в металлической раковине в банке, стоящей посреди картофельных очисток.

Я с недоверием покосилась на предложение.

- Это хорошие цветы. Берите. У нас же свидание... Рядом это не очистки - это я цветы обрезал, не успел выбросить. Так возьмете?

- Нет. Спасибо. Придумывать потом, откуда у меня цветы... лень врать...

- А есть, для кого придумывать?

- Ну да... И вообще... Цветы дарят, когда добиваются женщину. В нашем случае это бессмысленно.

- Вы так думаете? Тогда чай...

- А где мы будем пить чай? У вас стола даже нет...

- Да. Стола нет. Он мне не нужен. Я почти не бываю здесь.

- А как же утром выпить чашечку кофе? Или вечером чашечку чая?

- В заведениях общественного питания, - он улыбнулся, - все давно организовано. Что к чаю? Конфеты? Шоколад? Сахар?

- Шоколад.

Он в задумчивости открыл холодильник, вынул коробочку с темной ягодой, протянул мне. Я опознала в ягоде чернику, сильно заждавшуюся, пока ее употребят.


В комнате я присела на 3-х, а то и 4-х спальную кровать, ассоциирующуюся с выражением "квадратный многочлен". Кровать простиралась слева до зеркального шкафа, а справа к ней, словно щенок к суке, притулилась низкая коротконогая тумбочка. В углу валялся бумажный светильник, младший брат того, что освещал неживой телевизор, и вдвоем с которым они занимали половину противоположной стены. Оставшуюся половину съедал массажный стол с дырой для лица. В зеркале огромного шкафа, отражающем кроме нас с тумбочкой, еще два зашторенных синих окна, я видела себя, скромно сидящую на краю кровати. Я включила младшего брата большого бумажного светильника. Он осветил угол комнаты, в котором было на удивление чисто. Дубовый паркет и плинтус под шторной юбкой ограничивали пространство благополучия. Я находилась внутри него. По другую его сторону, за окном, рабочие разгружали Уазик, взбадриваясь короткими матерными призывами. Я закрыла пластиковую створку окна, и звук остался с той стороны благополучия. Без звука это было немое жизнеутверждающее кино про неутомимых загорелых парней.


Коротконогая тумбочка была сервирована: чашка с чаем, клубника, шоколад, виноград, терпеливая голубика и стакан воды.

- А почему чашка одна? – Удивилась я, - а Вы?

- Я буду воду.

Он сел рядом. - Пробовали такой шоколад?

Я взяла в руки плитки. Линдт. С перцем и манго, с перцем и гранатом, черный 99 процентов какао...

- С перцем и манго мой любимый...

- Я рад. Вы смотрите на меня с таким ленинским прищуром. Что–то не так? Вот прыщ вчера вскочил, прошу прощения. – Он тронул пальцем маленькое красное пятнышко на щеке.

- Пытаюсь вас прочесть.

- И как результат?

- Ваша тяжелая челюсть напрягает, конечно...

- Ломброзо почитывали? - Хмыкнул он.

- Спорно, но сермяга есть.

- То есть я все-таки похож на маньяка?

- В общем, да...

- А ведь здесь ори - не ори, никто не услышит... - проговорил он, наклонив голову ко мне.

От этих слов клубничина у меня во рту встала колом.

- Анекдот такой есть, - улыбнулся он, продолжая, не мигая смотреть на меня. – Из тех времен, когда 50 рублей были большие деньги. Вы должны их помнить, эти времена.

- Помнить должна. Но не помню, - ответила я, пытаясь размять во рту клубничный кол.

- Ну, так вот, - продолжил он, - женщина захотела туфли за пятьдесят рублей, а денег нет. Тут мужик возьми да и предложи - давай со мной за пятьдесят рублей? Женщина подумала - подумала и решилась. Подруге похвасталась. Вернулась вся в синяках. Что случилось? - подруга спрашивает. – Сволочь! Бил, пока за рубль не согласилась.

Я пропихнула внутрь себя клубничину, так колом и упавшую.

- Хороший анекдот. Оптимистичный. А главное, смешной...

- Расслабьтесь. Моя челюсть ни о чем не говорит. Слышали, как Валуев разговаривает? Интеллигентнейший человек. А лицо - это бокс профессиональный дает такой отпечаток. Гормоны, препараты, прочее... Так что бояться не надо.

- Я не боюсь. Я первый раз пускаюсь в такую авантюру, а новичкам везет.

- Вы первый раз? Серьезно?

Я продолжала смотреть на него как кролик на удава.

- Что вы еще видите на моем лице? – Спросил он.

- Вижу, что тремя минутами в сексе не обойдемся, несмотря на ваш преклонный возраст.

- Не обойдемся, - согласился он, ухмыльнувшись. - А как вы это определили?

- На лбу написано. А знаете что? Я не буду больше угадывать и не стану вас ни о чем спрашивать. Хотите, расскажите сами о себе, что сочтете нужным.

Он не спеша глотнул воды и произнес:

- Ну, я москвич. Родился здесь. Но сейчас живу и работаю в Томске. В основном, я там. У меня там жена и дочка. А здесь я бываю раз или два раза в месяц. А о себе вы что расскажете?

- Ничего. По-моему так лучше.

Александр встал.

- Ну, я считаю, что диалог у нас сложился. Я пошел в душ.

Я успела сунуть в рот и прожевать еще одну клубничину, как он уже вернулся голый, в полотенце на бедрах.

- Ого! – Не удержалась я от восторженного возгласа. У него было отлично отработанное тело профессионального спортсмена. – Повернитесь, пожалуйста.

- Так? – Он встал боком ко мне.

- Медленно!

Он с улыбкой, медленно повернувшись, показал себя.

- И задом! – Не унималась я. – Супер!

- А вы? Пойдете в душ?


Когда я вернулась, он полулежал на кровати. Странное и будоражащее ощущение… Чужой, незнакомый, но очень притягивающий мужчина. Так, наверное, чувствует себя сошедший с ума магнит. И притягивается и отталкивается одновременно. Мы начали почти без возбуждения. Но постепенно оно наполняло наши незнакомые тела, сближая их...

- Вам не больно? – Привычно спрашивал он, видимо давно смирившись, что под его размер женщин не делают. Я положила его на спину и села сверху.

- Да, – сказал он, закрыв глаза. – Так вам удобней будет контролировать глубину...

Его губы были полуоткрыты.

- Целоваться не будем. Мы же с Вами незнакомы, - сказала я.


Через час он спросил:

- Вы не устали? Я кончу, как только вы скажете мне кончить.

У меня сбилось дыхание: "Ох, ни... себе, самоконтроль!" Я решила тут же проверить.

- Хочу сейчас.

- Хорошо, – ответил он и, сделав несколько заключительных движений, кончил.

"Вот это конь из-под принца!" - шевельнулась у меня мысль. Шевелить чем-либо еще я уже не могла.

- Я сейчас вернусь, и продолжим, - сказал он вставая.

Я только восхищенно промычала в ответ, как мычат коровы, нежданно-негаданно угощенные посреди голодной зимы отборным клевером… Меня угостили отборным мужчиной с отборным членом! Этот самый член, лежа на животе своего хозяина, упирался головкой в пупок и был похож на воина в шароварах и шлеме. Форма члена – мой пунктик. Не люблю член-гриб с наспех нахлобученной шляпой, и не люблю с тонкой шеей, похожего на стрелку, указывающую направление удара главных сил противника. Не люблю похожих на...

- Вы вновь бодры? – вошел Александр в мои членские размышления в том же полотенце.

- Да. Чаю хочу.

- Пейте. И шоколад берите, - улыбнулся он и сел рядом.

- А клубники больше нет?

- Клубники нет.

Я глотнула остывшего чая и положила за щеку шоколад. Он поднес руку к моей голове и стал гладить меня по волосам… С такой нежностью… Интересно, кому она предназначалась? Жене? Любимой девушке? Вряд ли мне… Я закрыла глаза, чтобы не видеть его взгляда, он остановил пальцы на моей шее, и я услышала:

- Вот так раз... и все... Маньяк - он ведь получает удовольствие от чужой боли, его не остановишь мольбами о пощаде. Только больше возбудишь. Вы ничего не сможете сделать...

- Ну почему же ничего? Я пошопротивляюсь, - прошепелявила я с шоколадом во рту.

- Это бесполезно, - снисходительно улыбнулся он и чуть сжал пальцы на шее. - Ладно. Не бойтесь... Сделать вам еще чая?

- Нет, не надо. Налейте сюда кипяточка.

- Хорошо.

Он вернулся с полной чашкой. - Продолжим?


Второй раз был с окончанием на массажном столе. В дырку для лица или для яйца я видела большой бумажный светильник, плавающий в моем сознании шаровой молнией, не зависимо от того, открывала или закрывала я глаза. Александр кончил, когда я попросила... Интересно, это показательные выступления или так везет некоторым женам? – подумала я с завистью.

- Устали? – Заботливо поинтересовался он у моего рухнувшего на кровать тела. Сев рядом, он стал ласкать мне спину, слегка касаясь кончиками пальцев кожи... Я повернулась и взяла его за каменные ягодицы.

- Железный Феликс!

- Ну, вы же этого хотели? У вас же там написано - живот с костями не предлагать, - серьезно пояснил он.

- Ну, да. Этого. Ну что? Еще раз по чайку и на третий раз? – Игриво спросила я с тем выражением, с которым спросила бы корова "а клевер еще остался?"

- По чайку можно. С остальным – все. Не сегодня, - спокойно ответил он. Я в душ.


Через пять минут он вернулся в брюках и рубашке, взял меня за руки.

– Вам все понравилось?

- Все было замечательно. Так замечательно, что теперь я думаю, где же тут подвох. Может, это прикорм был, как на рыбалке? Знаете, в первый раз рыба с опаской следит из-за водорослей за вкусным мякишем. Самая глупая подплывает. На следующий раз уже многие чавкают. Слухи о халяве по средам быстро расходятся по заводи. И в следующий раз уже все, даже самые осторожные, без всякой задней мысли набрасываются на хавчик. Все. Можно приходить с динамитом.

- Это вы к чему так художественно?

- Ни к чему...

Александр снисходительно улыбнулся.

- Я не рыбак. И верю, что вы не служите в прокуратуре. Там оперируют менее образными текстами.

Я взяла с коротконогой тумбочки чашку, чтобы отнести ее на кухню.

- Не надо. Я все сам уберу! – Запротестовал он.


Когда я, одетая, вышла из ванной, он растерянно стоял посреди комнаты. Я обняла и поцеловала его. Я почувствовала, как волна нового желания, уже без всяких тормозов поднялась во мне с новой силой до самых ушей...

- Так. Понятно. Это по кругу. – Отстранилась я. – Мне пора.

- Я положил вам в сумку..., - сконфуженно произнес он.

- Что? Ааа... Да, спасибо.

- И на такси. Здесь по третьему кольцу до вас двадцать минут.


Я застегивала сапоги с новыми набойками, а он смотрел на меня как лошадь из стойла, от которой уходит наездница. Или мне хотелось, чтобы он так смотрел...

- Как вы на этом сайте оказались? – Задала я мучавший меня вопрос.

- Знакомая подсказала, что есть такой сайт. Посидел, анкеты женские полистал, почитал, что пишут.… И такая я, и сякая, и разэтакая, избирательная, а за тысячу евро согласна на что угодно... Это не интересно... И потом, мне нужна уверенная в себе женщина. Фраза "не понравимся друг другу, такси и расстаемся" - рассчитана на неуверенных. Такая сразу подумает: а вдруг я не понравлюсь? Вот что значит правильный расчет.


Я вышла на улицу с намерением взять такси, потом представила рядом дядьку, воняющего табаком и ролтоном, и передумала. Счастье и одиночество острее всего в толпе. А толпа – в метро. Я направилась через сквер к светящейся букве "М". Светились мы с ней сейчас одинаково. Чтобы занять пустую голову, стала придумывать фразы на М. "Меня отыМели" - нет, не то и неправда... "Мама Мыла раМу"... - сбой в системе... "Моя попа удовлетворила тягу к приключенияМ дня на три". Правда, но слишком длинная... "Мы моряки брюки широки" - эта к маме с рамой и врачу... "Мы маньякИ члены велики" - вылечила фразу пустая голова. Возле метро светились теплом и паром палатки с быстрой едой. Над ними краснела "М" как маяк в море случайной еды, случайных знакомств, случайных чувств и закономерных проблем со стулом и крышей... "Мне было хорошо с ниМ..." - сложилось, наконец, предложение, лишенное каких бы то ни было усложнений...


© 100 РОЖЕВА


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!