Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Как они нас делают

Вскоре после короткого знакомства (в котором древний рыцарь не уронил себя), он прошепелявил: "Только на бородку приходится тратить полтора часа, и так через день, мое солнышко". Словом, хоть Анюта и моложе ловеласа на целых шестнадцать лет, не соблазниться не было ни малейшей возможности.


1. Если муж оказался вдруг...


Развод обманом - верный способ избавиться от надоевшей половины без имущественного спора


...Супруг Ларисы, опальный директор завода, депутат разных уровней, хмуро пошевелив бровями, произнес - "У меня неприятности. Чтобы мафия не забрала квартиру и мебель - нам нужно развестись". По "легенде" на него заведено уголовное дело, и он, в благородном порыве оградить семью от внезапного злосчастья, оставляет им материальные блага, а сам... идет по этапу. Надеясь, что расторжение брака лишь формальность, а неурядицы, глядишь, как-нибудь да и утрясутся, жена послушно следовала указаниям. Нужно подписать согласие на развод и отказ от имущественных претензий - пожалуйста. Ушел благоверный, таинственно шепнув - "За мной не ходи, где живу - не спрашивай" - так, стало быть, нужно. Забрал паспорта - ее и старшего сына, и выписал обоих - ему видней. Сорвав с сессии сына, игнорируя состояние жены, обремененной заболеваниями, сажает в поезд, идущий в Казахстан - мы готовы - в огонь и в воду!...

В общем-то, как не уехать, когда приходится слышать - "Не освободите квартиру, станете заложниками", "людей не случайно в цементе находят"... Хотя, можно было б и насторожиться. Скажем, противоречила образу отца, пекущегося о семействе, идея использовать младшую дочь в качестве щита - дескать, ему, как подследственному, это может пригодиться. На прощание "папа" заверил, что в тоннеле именуемом "большие проблемы", забрезжил свет и только что одна половина семьи успеет обосноваться у тещи, вторая - то есть, он вместе с дочкой - соединится с первой.

Однако, достаточно было преодолеть мучительную неделю пути, тон "экса" изменился: "Устраивайтесь на работу и живите. Вещи вышлю контейнером." Но прозрение пришло лишь с шипением в телефонной трубке - "Ты - тупая..."

...Дверь квартиры, где проживала семья последние годы, обновилась "секретными" замками. Как раз в день возвращения бывшей "половины" из дальних странствий лжец оформил продажу совместной квартиры, еще через день зарегистрировал отношения с другой женщиной и улетел в круиз...

Драматичный итог двадцатилетнего супружества - скитание по знакомым, отсутствие средств на хлеб насущный, мрачные представления о будущем, непотопляемая депрессия... Лариса, вышедшая замуж в восемнадцать лет, не училась и не работала, так как на том настаивал муж. А все душевные устремления направила на уход за детьми и создание крепкого тыла продвигавшемуся по карьерной лестнице мужу...


2. Инвалид разбушевался


Даже "седой джентльмен" может оказаться альфонсом и вором, а "почтенный священнослужитель" - заурядным мошенником.


До встречи с амурным аферистом Анна работала учителем физкультуры в школе. Познакомились "молодые" на спортплощадке, ведь несмотря на группу инвалидности и шестьдесят с хвостиком сей охотник за одинокими дамами бегает трусцой и ездит на велосипеде. А летом накачанного джентльмена, без животика и вредных привычек, облаченного в стильный костюм - тенниска плюс шорты, регулярно можно застать на корте, за упражнением с гантелями. Но особенно хорош недряхлеющий Дон Жуан в часы набегов на инстанции - тонкие очки в золоченой оправе, элегантный плащ. А главное - идеально выбритая шея, холеные руки. Вскоре после короткого знакомства (в котором "древний рыцарь" не уронил себя), он прошепелявил: "Только на бородку приходится тратить полтора часа, и так через день, мое солнышко". Словом, хоть Анюта и моложе ловеласа на целых шестнадцать лет, не соблазниться не было ни малейшей возможности. Тем более, кавалер отрекомендовал себя отставным подполковником, ветераном Афганистана, имеющим боевые ранения, вдовцом и отцом, в одиночку поставившим на ноги двоих ребятишек. Человеком глубоко верующим и - страшно подумать - готовящимся принять религиозный сан. А намерения заявил самые серьезные: сочетаться законным браком и перебраться в апартаменты супруги.

Увы, избранник даже из лирических отношений умудрялся выуживать мелкую выгоду. Самыми щедрыми подношениями будущей невесте стали секундомер и граната для метания (после разрыва по требованию дарителя оба сувенира возвращены). На 8 марта презентовал даме сердца цветок Монстерры в глиняном горшке с милой просьбой - вернуть емкость после пересадки. Ужасней всего - демонстрировал приступы злобной ревности. Придумал себе соперника из числа ее коллег-мужчин и принялся третировать беднягу сбором компромата (некоторым учителям приходится подрабатывать, торгуя на рынке). Но романтично настроенную Анну, казалось, уже ничто не могло остановить. Пока однажды, будучи в гостях у жениха, невзначай не проронила, что сын возражает против прописки будущего супруга на их жилплощади. Дальнейшее поставило под сомнение психическое здоровье кавалера: он таскал "любимую" за волосы, плевал в лицо, а на последок овладел ею насильно. От нервного потрясения Анна не сопротивлялась. А "героический подполковник" подытожил - "Если пожалуешься сыну, спровоцирую драку, а сядет он. Ты - не Английская королева, не воображай, что нужна мне, но не будет по-моему - переломаю ноги". Второй перепад в настроении случился так же внезапно, как и первый, гнев испарился, и "возлюбленный" метнулся за иконой, клянясь и вымаливая прощение. Но Анюта пришла в себя.

Свою угрозу "молельник" воплотил в жизнь ровно через месяц. Незвано - непрошено явился к Анне и действительно сломал ногу, причем так искусно, что надежды избавиться от хромоты не существует. Хулигана, учитывая "заслуги" и "льготы", счастливо амнистировали. А оскорбленную женщину, лишенную возможности вести полноценную жизнь, ждали новые открытия. Случайно узнав о ситуации, в которой оказалась ее непосредственная предшественница, она поняла, что романы и обманы - хлеб насущный престарелого плейбоя. Преподавателя экономики Алену "герой-любовник" убедил продать квартиру, доставшуюся ей после развода с супругом, и перебраться к нему, вместе со средствами и скарбом. А затем совершил вульгарнейшую кражу денег из тумбочки. Несмотря на это Алена продолжала содержать пенсионера на свою преподавательскую зарплату, до тех пор, пока на его пути не замаячил светлый образ Анюты, и он окончательно не выгнал сожительницу. Ту тоже посещали сомнения в здоровье кавалера - он подозревал ее в интимных связях с собственным отцом и друзьями сына, поколачивал, и даже не давал ключей. Но Алена стоически терпела, оправдывая "больного" двумя орденами Красной звезды, которые красуются у него на стене.

Цинизм этого прохвоста оказался беспредельным. Пытаясь расплатиться за сломанную ногу, "ветеран Афгана" очаровал служащую райисполкома настолько, чтоб добиться субсидии для Анны - "бедной одинокой матери, искалеченной на производстве". Как явствует из послужного списка, раздобытого коалицией его жертв, инвалидность "орденоносца" не имеет ничего общего ни с войной в Афганистане, ни с армейской карьерой, финишировавшей еще в конце шестидесятых ввиду служебного несоответствия. Следователю райотдела (тоже женщине!) "иеромонах Иоанн" подарил псалтырь и протягивал руку для поцелуя, являясь... изгнанным из клириков православной епархии, и находясь под запрещением священнослужения за поведение, не совместимое со званием. А ради судьи районного суда (потенциальной сестры по несчастью!), сбрасывает антураж блестящего денди и надевает лик разочарованного благородного старца. Так, что даже Анна с Аленой, за руки являющиеся в суд, со вздохом восхищения перед талантом большого артиста признают - и в этом "гриме" мастер перевоплощений по-прежнему неотразим.


3. Злая штука любовь...


Сердце, неискушенное в любви - легкий трофей для профессионала


К тридцати в Марине созрело достаточное количество комплексов, чтобы отчаяться когда-либо обрести небезответное чувство. Главбух небольшой, однако достаточно респектабельной фирмы, ни с кем не делила одинокую постель. Поговаривали, даже пыталась снять "венец безбрачия", и... "не безуспешно". В разгар весеннего выброса гормонов, однажды брела по главной улице, погруженная в созерцание собирательного образа того, кто потрудился бы заглянуть в ее мечты. Тем мистичнее выглядела внезапная материализация оных. Довольно неказистый мужичонка лет эдак сорока выделялся несуетной уверенностью и препарирующим взглядом стальных глаз. Проникновенным голосом он произнес что-то не существенное. Слов не расслышала, но явственно почудилось - знакомы тысячу лет. Неожиданно - даже для себя самой - Марина проявила легкомыслие, хлопнув дверцей его автомобиля... Они проговорили всю дорогу, и еще около часа у ее дома, удивляясь продолжению фраз друг друга. И в бедной головке старой девы застучало: "На тебе сошелся клином белый свет"... О своем "супергерое" Марина не распространялась, боясь зависти и неодобрения - уже знала, что предмет ее воздыханий имеет жену (временную и нелюбимую, конечно же!), и что ему уже порядочно за 40.

...Бывший начальник снабжения крупного предприятия угодил в колонию в разгар перестройки за экономические "эксперименты". Там по переписке познакомился со своей последней женой - матерью-одиночкой: бедняжка ошалела от его эпистолярных экзерсисов, рассчитанных на благодарные ушки, и потащила сумки с передачами. Но "откинувшись", в отличие от тюремных "коллег", бывший зэк не бросил супругу-заочницу, а устроился у ее очага. На припрятанные баксы обзавелся "Астрой" и справил презентабельный гардероб. Семья не мешала паразитировать за счет обираемых им богатых женщин. Господь обидел мачо ростом, но порадовал иными, самцовыми, свойствами. Плюс знание психологии и жизненный опыт. Его профилем стали романы с замужними, у которых можно взять "в долг" крупную сумму, а впоследствии, шантажируя разглашением связи, оставить себе в качестве "гонорара". До прокола с Мариной он действовал в этом ключе абсолютно успешно. Беда, что тронутый исключительной доверчивостью девушки, профессионал и сам едва не увлекся... И сразу решил, что необходимо бросить ее как можно скорей: тотчас после соблазнения и получения денежек.

Тянуть волынку амурных "песнопений" пришлось, однако, целый месяц. Свой первый альков Марина обставила в духе исключительной романтики. И вдруг, прямо в заключении ошеломляющей близости возлюбленный деловито заводит разговор о деньгах! Всегда боявшаяся корысти в женихах, она бурно разрыдалась - "Неужели - это все, что тебе нужно?" Неизвестно почему вместо того, чтобы ответить ласковой лапшой, взамен которой она могла бы вручить даже "ключи от сейфа", мачо повел себя не профессионально. Столько трудов напрасно?! - злобе его не было предела. Знал, что она давно и настойчиво откладывала доллары, и вдруг демонстрирует жадность. Еще в начале вечера Марина показала ему свой стартовый пистолет, за него-то и схватился, чтобы усмирить строптивицу. А вместо внушения нечаянно... выстрелил в лоб. В совершенном отупении от случившегося по-глупому взял золотишко, на чем в последствии и прокололся.

..."Может, следствие ошиблось? - глядя на облезлую фигуру быстро постаревшего арестанта, уныло внимающего голосу обвинителя, заметила одна из подружек погибшей на суде - не верится, чтобы она могла увлечься этим..." И словно бы в ответ по залу пронеслось - "Я буду ждать!" - это еще одна любящая - собственно, супруга - вопя, рванулась к клетке...


4. Трущобы вместо Греции


Вверяя заботу о своей собственности более компетентному лицу, "семь раз отмерь" и... откажись


Когда Светлана заглянула на опорный пункт, лопоухому лейтенантику только- только стукнуло двадцать, но в его веснусчатом лице благосклонно поглядывала на "гражданку" сама власть. Пообещав строго покарать паршивцев, запустивших петарду в ее окно, участковый уже через день зашел проведать как живет заявительница и, умилившись на ее "красоту", грустно поведал как тяжело на свете сироте, не знающему ни сытости, ни уюта. Их разделяли двадцать лет разницы и потому Светлана, как врач и мать, видела в нем лишь "ребенка, страдающего язвой", которого подкармливала домашненьким.

Главное - их связывала общая идея - сменить страну проживания. Он - "тоже грек", ему снятся те же берега! А в Греции, между прочим, у лейтенанта - дядя, есть где остановиться на первых порах. Сам лейтенант "не выездной", и, конечно, без средств. А зато для Светы, уж он и подсуетился, двоюродная сестра буквально за пару недель работу нашла. И даже отпуск взяла, чтобы встретить и устроить будущую соотечественницу. Дабы не лишиться места, и не подвести "сестру", оставалось поторопиться с продажей квартиры.

Минул месячишко и "двоюродная" из Греции, явилась собственной персоной под руку с "братом", чтобы поведать о сладкой жизни, уготованной Светлане. Владение нюансами уничтожило колебания (барышня в самом деле прилетела из Салоников, но не к "брату", а за сестрой). А участковый уже убеждал, что кроме бандита никто хорошей цены за ее хрущевку на окраине не предложит. "Но блатные народ ненадежный - могут кинуть. Сначала дадут деньги, а выйдете от нотариуса - отберут. Придется мне за это взяться - развести милиционера не посмеют", - как бы нехотя соглашался "альтруист".

"Доброжелатель" услужливо перевез ее вещи к своей любовнице, объяснив - "Пока будут смотреть квартиру, чтоб ваши ковры и телевизоры не вынесли - уголовники все-таки". И уговорил выдать доверенность, дающую ему право по своему усмотрению распоряжаться Светланиной собственностью. В кратчайшие сроки "провел" документы в исполкоме (приложил руку его отец - известный адвокат, который, в отличии от сестры, у "доброго малого" таки оказался). В качестве благодарности за заботу попросил мелочь - "ничего не значащую" расписку - "Я, такая-то, состою в гражданском браке с таким-то и беру его с собой в Грецию на ПМЖ". Мол, бумажка откроет служивому дорогу за рубеж.

Едва успели оформить купчую, подружка лейтенанта попросила Свету с дочкой за порог (хозяйка и сама уже сидела на чемоданах). А когда Светлана, не получив обещанных денег, заподозрила своего "друга" в неискренности, стало ясно, что "бумажка" - расписка составила его алиби. Лейтенант заявил, что "вернул все до копеечки без документа", ибо... был Светланиным мужем. Подтверждением передачи денег служило письменное свидетельство той самой любовницы, родной сестрички гостьи из Салоников (обе к моменту разбирательств уже отбыли в вожделенную Грецию). Нашлись и родственники, которые "наблюдали счастливое сожительство" Светланы с лейтенантом.

...Семейную идиллию, скоропостижно начавшуюся с началом хлопот по продаже ее квартиры и угаснувшую вместе с их окончанием.


© Татьяна ЗАРОВНАЯ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!