Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





"Масяня" не любит психиатров

Ведущая актриса Донецкого драмтеатра Елена Перелыгина оставила сцену ради сына, родившегося с синдромом Дауна, и помощи семьям, в которых воспитываются другие "даунята" и дети, страдающие аутизмом.


Почти десять лет назад, в начале беременности, ей приснился вещий сон. Как будто уже с большим животом, Лена карабкается по отвесной скале над пропастью, и вдруг, из-за валуна выходит взрослый юноша с синдромом Дауна, и протягивает руку помощи. В испуге, она срывается, но снова, зацепившись за край, продолжает путь на верх. Вскарабкавшись, просит незнакомца: "Уйди! Я выберусь сама". "Но здесь никого больше нет, ты упадешь", - отвечает юноша. И, зажмурившись, Лена протянула ему руку...

- В генетическом центре никаких проблем во время беременности не обнаружили - был немножко завышен белок, вот и все. Существует только один анализ, который определяет риск рождения ребенка с синдромом Дауна. - говорит Елена, - Но этот анализ предполагает забор клеток плода, что очень опасно. А я бы не решилась на аборт, даже зная, что мой ребенок окажется болен. Единственно, проплакала бы не несколько дней после родов, а много месяцев.

Первые часы появления на свет ее сына Максимки, детский врач не пускал Елену к ребенку, уговаривая подписать отказ. "Не смотри, сначала прими решение, посоветуйся с мужем", - говорили ей, уверяя, что дети с такой степенью умственной отсталости безнадежны, страдают врожденными пороками сердца и другими сопутствующими заболеваниями.

Но Елена, одна из самых ярких актрис Донецкого музыкально-драматического театра им. Артема, не колебалась. Несмотря на то, что в 1997 году ее зарплаты и заработков мужа, Алексея, работавшего в том же театре звукооператором, едва хватало на пропитание и потребности ребенка. И сейчас супруги Перелыгины вспоминают, что самым роскошным блюдом, какое могли тогда себе позволить, был гороховый суп. Поскольку оба переехали в Донецк из районных центров, своего жилья у них нет, рассчитывать на помощь бабушек, даже физическую, не приходится.

До полутора лет Максим был театральным ребенком. Пока мама репетировала и блистала на сцене, другие работницы театра нянчили Макса за кулисами. Но Елена пришла к выводу, что сыну надо больше внимания - ушла из театра и возглавила общественную организацию, помогающую семьям с подобной проблемой.

- Государство прячет таких детей в спецучреждения, делая вид, будто их вовсе не существует. Единственное, что предлагает официальная медицина - отказаться от новорожденного. Но совершить такое предательство для меня страшнее, чем оказаться преданной, - объясняет 36-летняя Елена Перелыгина свой выбор.

В домах инвалидов вроде Торезского специнтерната, где содержатся дети-дауны, как рассказывают члены общественной организации "Дорога жизни", условия не сильно отличаются от концлагеря Освенцим. Две бабушки забрали своих внуков "даунят" в восьмилетнем возрасте. Оба мальчика даже не начали говорить и ходить - их просто некому было учить, поскольку на сорок детей в этом учреждении приходится одна няня, которая едва успевает накормить подопечных.

- Я спрашивала себя, что это - рождение больного ребенка? И почему он пришел в этот мир через меня? - говорит Елена. - От других слышала: наказание, проклятие, беда. Но не могла принять этих определений, искала, и нашла свое. Доверие! Этого ребенка Бог доверил именно мне, значит, я могу - защитить, научить любить и радоваться.

Сегодня Юрий Стратович, главный детский психиатр Донецкой области, называет Елену коллегой и направляет к ней на консультации родителей других "даунят" и аутистов. Однажды дедушка привел к ней парня Богдана, 24 лет, который передвигался либо, повиснув на старике, либо на четвереньках. Он даже сидел, согнувшись пополам, опершись руками о пол. А Елена разглядела, что, несмотря на серьезность заболевания, ходить самостоятельно бедняге мешает страх и неуверенность в себе. После нескольких занятий Богдан уже умел сидеть прямо, и выполнять упражнения - несложные для здорового человека, но раньше недоступные ему.

Однако, не всем Елена советует следовать ее примеру.

- Любые решения - даже отказ от ребенка - требуют мужества. Нельзя обманывать себя. Ваша жизнь однозначно изменится, но кто сказал, что в худшую сторону? С одной стороны - карьера, иные штампы социальной успешности, а в противовес - любовь к ребенку. Как-то к нам в "Дорогу жизни" приехали американцы. Похвалили мою методику, подивились успехам, предложили заполнить анкету, а потом получаю письмо с предложением перечислить в американский фонд 1000 долларов. Поскольку в анкете я написала, что работаю на общественных началах, а проживаю "в апартаментах" (просто не знала, как им объяснить, что такое общага) американцы сделали вывод, что я - обеспеченный человек.

Семья Елены живет в 12-метровой комнате общежития, на пенсию от государства - 280 грн. и зарплату мужа, Алексея Перелыгина, который сейчас работает инженером видеомонтажа на телевидении. В прошлом году Лена поступила в педучилище, хочет помогать больным детям профессионально, хотя о театре вспоминает со вздохом.

- Нам, родителям детей-даунов, все-таки легче, чем тем, кто воспитывает детей с диагнозом аутизм, - говорит Лена. - Представьте, насколько тяжело матери осознавать, что родное дитя не проявляет к ней эмоций. Аутисты по-другому смотрят на мир, и растение для них может быть понятнее мамы.

Елене иногда приходится слышать, что иметь больного ребенка - стыдно.

- А я замечаю, что мой сын более здоров, чем некоторые "нормальные" взрослые. - говорит Лена. - Недавно на улице Максимка бросился навстречу обедающей стае голубей, чем вызвал истерику у прохожей: "А-а! Уберите его!" - визжала девушка. Я ей сказала: "У мальчика синдром Дауна, а у вас - что?" На Западе аутисты работают программистами, дизайнерами, почтальонами, сиделками, садовниками. В Англии есть целый театр артистов с синдромом Дауна. Таков и известный голливудский актер Паскаль Дюкен. Но в нашем обществе, не совсем здоровом нравственно, увы, не встречаются такие примеры.

Максим Перелыгин, в свои 9 лет развит на 4, что считается хорошим показателем при его заболевании. Любопытно, что во время визитов к окулисту, он с удовольствием называет буквы и подчиняется всем требованиям, но если предстоит "плановый" визит к психиатру или специальная комиссия, начинает "забастовку" - ложится на пол и громко протестует. Будто чувствует, что никого не должен убеждать в своих успехах, никому не обязан демонстрировать свою состоятельность. Кроме единственного человека - Лены, ко многим талантам которой Господь прибавил дар исцелять великой материнской любовью.

- Сын тоже мой учитель, - говорит она - учит отделять истинные ценности от ложных.

У "Масяни", как называет Макса мама - абсолютный слух, и большую часть времени он проводит в наушниках за "Ямахой", сочиняя музыку. Любимая группа Максима - "Рамштайн". Как все дети, он обожает компьютерные игры, и с нетерпением ожидает теплых дней, чтобы отправиться в парк - попрыгать на батуте.


Каждый 700-й ребенок в мире рождается с синдромом Дауна - два-три из тысячи - аутисты. На Украине 90 процентов таких детей остаются в роддомах и всеми забытые доживают в специальных домах для инвалидов - обычно не дольше, чем до 15 лет.


© Татьяна ЗАРОВНАЯ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!


В продаже - правило, цены ниже! Неликвидные остатки
onlineblackjacks.com