Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Пределы ненависти

Одни рождаются с талантом любить, у других лучше получается ненавидеть.


Коварство и любовь


- Ну вы же знаете, это была не я. У меня не было причин для этого - он мне был не нужен. Зачем? Ведь у меня уже был роман совсем с другим человеком, - обернувшись через плечо, проговаривала Вера, а в глазах играли наглые злые огни.


Подсудимая и жертва сидели на соседних скамейках, а не по разные стороны решетки и видеть торжествующее выражение на лице обвиняемой не мог судья, торжество предназначалось только сопернице.


А перед глазами Маши застыл стоп-кадр. Ранее утро 28 сентября 2001 года. Едко-оранжевая куртка, черные брюки, длинная черная косынка - из под которой яркими кольцами спадают завитки волос - Мария может описать каждый завиток, но все это было обрамлением к главному - остекленевшим глазам, превратившим лицо привлекательной женщины в гримасу чудовища. Как дорогое дитя, чудовище прижимало к себе банку с кислотой.


Мария и Виктор познакомились, когда он перешел в ту частную строительную контору, где она работала. У обоих прежние браки уже распались, а дети стали взрослыми, но Мария не спешила узаконивать отношения, к этому стремился он. Впервые увидев бывшую жену своего поклонника на фотографии - эффектную женщину с властными чертами, Мария удивилась: "Ведь она же у тебя симпатичная!" А кавалер ответил: "Ты не знаешь ее, в ней злоба забивает всю симпатию". "Но ведь ты же любил ее?" "Теперь мне кажется, что всю жизнь любил тебя, еще не зная об этом".


"Вживую" увидеть Веру Марии впервые довелось на закрытом солидном заводе, где она делала ремонт - вход туда осуществлялся только по пластиковым пропускам, но Вера умудрилась проникнуть - по чужому… Те слова, которые Мария последние три месяца слышала по телефону, и которые Витина бывшая писала в записках, на этот раз "хозяйка" Вити прошипела в лицо: "Оболью кислотой. Оставь его, или не будут жить твои дети!"


Женская собственность


В семье Макаренко у Веры была доминирующая роль, и она не сомневалась в том, что муж ей полностью подконтролен. И вдруг - раб, приносящий добычу в дом, "тюха, который никуда не денется" - поднял бунт! На одном из дней рождений, за праздничным столом объявил бывшей семье, что собирается вновь жениться! До этой минуты, пока Вера не осознала, что ей грозит потеря собственности, все было спокойно. "Погуляет, погуляет и вернется", - довольно цинично говорила она дочерям, и девочки разделяли эту точку зрения - ходили чаевничать на папину съемную квартиру и даже мило сплетничали в компании маминой преемницы. Ведь даже не живя с женой последние пару лет, Витя продолжал оставаться "собственным", отстегивал большую часть приличной зарплаты, и Вере не приходилось заботиться о хлебе насущном.


...Она тщательно готовилась, продумывая детали. Выслеживала не меньше месяца - не зря Марию не покидало ощущение, что кто-то дышит в спину. Последним объектом, на котором довелось потрудиться Маше, был банк на углу Дворцовой и Юбилейной - окна Веры как раз выходят на это здание… 28 сентября туда ворвалась незнакомка и принялась "срамить" Марию: "Посмотрите на нее, люди добрые, делала шабашку у нас в квартире и переспала с мужем моей сестры!" Почти все догадались, кто стоит за "грязной технологией" (позднее несколько свидетельниц признались, что Вера обращалась к ним с предложением публично унизить Марию), но тем же вечером она позвонила, чтобы поклясться в своей непричастности к "этим козням". А на следующее утро, ровно в шесть, женщина-палач несла дежурство у подъезда соперницы. Облив Марию кислотой, Вера уничтожила банку и всю свою одежду. Но следы "неосторожного обращения с агрессивными жидкостями" все-таки оставались на кистях, пока их не заметил дознаватель. Тогда у Веры хватило духу уничтожить и эту улику - прижечь химические ожоги раскаленным утюгом... Затем она исчезла из Краматорска.


Горький мед


Мария говорит, что умеет разгадывать сны и все, что ей грезилось накануне, словно бы уговаривало: "Не иди!". Но ноги сами вынесли на встречу судьбе... Адский огонь, который невозможно затушить... На грани потери сознания поднялась на свой восьмой этаж, прохрипела перепуганным дочерям - где хранятся деньги на похороны. Врачи обнадеживать не стали. Прилетевший из командировки Виктор, увидев, что сделали с любимой, упал в обморок, лишилась чувств при первом взгляде на Марию и старшая сестра. А Маша выжила, однако даже теперь, после 19 операций, а это шестьдесят часов общего наркоза, вернуть прежний облик не удалось, зрение сохранилось только на одном глазу...


Когда кризис миновал, Виктор настоял на своем: "Мы должны пожениться". Хотя свадьба состоялась не в ресторане, а в отделении, все было по-настоящему: блестящие кольца, пожелания тетенек из "загса", врачи-спасители в роли свидетелей, и стол по всем правилам - с цветами, шампанским... Слухи в провинции разносятся быстро, и люди приходили поглазеть на жениха с невестой прямо с улицы. Были даже крики "горько", но Мария к гулянью не присоединилась, да и поцелуям мешал зонд...


Настоящими оказались и чувства Виктора. Тогда, в самые первые дни супружества Мария боялась, что он стремился к браку из жалости, а потом опомнится и почувствует себя несчастным. Мария из многодетной семьи, ее сестры и брат, дочери - все были рядом, но Витя никому не уступал самой тяжелой, неприятной работы - был и сиделкой, и санитаром. Интеллигентный красивый человек, мужчина-мечта многих одиноких женщин кормил ее детской смесью "Малыш" и приговаривал: "Ты моя крошечка, ты моя деточка. Будешь жить".


- Он мне каждый пальчик целовал на руках и ногах, - вспоминает Мария. - Но о том, как мне повезло, я поняла в действительности только в Харьковском центре, где мне все сестры и врачи говорили: "Об этом нужно снять документальный фильм - показать миру, какие бывают преданные мужья и каким должен быть уход за больной." При том, что я пострадала больше всех пациенток: у меня были изуродованы руки (пальцы "срослись"), пропала кожа груди, оплавилась шея, верхней губы не было - для ее пластики пересаживали кожу с предплечья. К сожалению, мои соседки по палате такой заботой не могли похвастать, даже совсем юные и очень красивые девочки, у которых сгорели только глаза.


Часто, уже потом, после многих операций, она встречала на улице старых знакомых, замедляла шаг на встречу, а они… проходили мимо. "Господи, неужели же меня нельзя узнать!" - ужасалась бедолага, а потом перестала отчаиваться - сама стала заговаривать с давнишними приятельницами. "Это же я, Мария! Не узнаешь меня?" Ей неловко отвечали, что слышали, мол, что с тобой случилось несчастье, но не думали, что такое.


Мария и сама никогда не смогла бы привыкнуть к новой внешности, если бы не то отражение, которое она находит в самых близких глазах. Любящие глаза всегда видят только то, что хотят видеть, как и любят не за что либо, а вопреки... "Очень важно как реагируют на тебя окружающие - если бы мной кто-то брезговал, я бы жить не смогла, - говорит 48-летняя Мария Сухаренко. - Сколько раз я спрашивала у Виктора - Вить, тебе не противно? А он развеивал все мои сомнения..."


Правосудие отдыхает


Хотя на суд Вера, любительница наряжаться, явилась "серой мышкой" - в спортивном костюме "бедного несчастного инвалида", но несколько часовое слушание обошлось без охов и стонов. А выслушав приговор Краматорского городского суда - пять лет лишения свободы - нет, осужденная не сбежала - она гордо вышла из здания, села в поджидавший ее автомобиль, и была такова… С того дня прошло больше года, но Вера Макаренко все еще не в колонии и выплата материальной компенсации на лечение пострадавшей так и не начата...


Надо сказать, что по причине неявки обвиняемой в суд, в феврале 2003 года мера пресечения в отношении Веры Макаренко была изменена на содержание под стражей, однако в июне того же года у этой гражданки появилась первая группа инвалидности. Однажды правоохранители надумали исполнить постановление суда и арестовать Веру - взяли и нагрянули к ней в дом. Что тут началось! Прибыли старшая дочь с зятем, за ними "скорая". Крик-гам, родня с видеокамерой запротоколировала "вопиющее нарушение прав человека" (умирающую волокут в тюрьму!)... Надо отдать должное этому человеку - беспомощный неподвижный инвалид продемонстрировал учащенное сердцебиение, у него закатились глаза, повисла голова, и немедленно началось… недержание мочи и кала. Согласитесь, большим артистом нужно быть, чтобы инсценировать такое. Не удивительно, что желторотики (в сравнении с такой профурой), юные менты, в растерянности отступили.


Ловкое противостояние правоохранительной системе, которая "не может найти преступницу", было бы невозможно, если бы Веру никто не укрывал.

Вообще достойно внимания, что преступнице помогает (деятельно или своим сочувствием) довольно много людей! Не только Верины родственники, но и часть общих знакомых - некоторые коллеги ее бывшего супруга, директор предприятия, в котором Витя с Машей раньше работали - негласно, втихую приняли сторону преступницы. Не отвернулись от нее подружки, и пытались лжесвидетельствовать об "алиби" - впрочем, это личное дело каждого: решать по какую сторону добра и зла стоять... Откуда-то у человека, теперь уже и пенсию не получающего, берутся деньги на вояжирование по больницам и инстанциям, расположенным в разных городах, на дорогостоящих адвокатов и "покупку" инвалидности. Вера и теперь умудряется одновременно - находиться в розыске и быть парализована..!


Хотя, вы знаете, у меня родилась "революционная" мысль: что как злодейка не совсем симулирует, а действительно страдает? Не даром же по мнению медиков множество заболеваний есть результат саморазрушения, которым занимается человек, когда завидует, гневается или вынашивает в себе злую память. Что же тогда говорить о ненавидящих? Ведь ненависть имеет начало, но не имеет конца.


© Татьяна ЗАРОВНАЯ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!