Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Деревенская мафия

Ну вот, грустно пошутила Людмила, чтобы доказать мужу, что права была все-таки я, придется сесть в тюрьму...


...В зал судебного заседания влетела стандартная секретутка, "одетая" в декольте и мини-юбку. На ходу задев крутым бедром плечо подсудимой, прокричала в ухо: "Встать, суд идет!" И в помещении задвигали стульями - там, кроме прокурора с адвокатом, Людмилы с мужем и братом, находился только потерпевший - уже женатый детина, однако на момент "преступления" - несовершеннолетний. Вид у детины был кислый, мнущийся. Он то и дело косился на дверь, сожалея, что в этот раз сбежать не удалось - почти доставили приводом. "Что-то он зтеперь скажет?" А за пределами древнего здания суда шмыгал носом: "Тетя Люда, ну не при чем здесь я - это все дядя Коля. Я никаких заявлений не писал, он сам оформил, знаете какие у него связи... И отказаться нельзя - может, еще за клевету привлекут?"

Мантия делала судью еще более недоступной, а срочно надетая маска вежливости лишь подчеркивала враждебность к неимущим. Автоматически отвечая этой "Снежной королеве": "Не привлекалась... несовершеннолетних трое... временно не работаю"... Людмила проваливалась за пределы реальности, в то распроклятое прошлое, когда все началось...


Хозяин жизни


...Николай Смирненко - первый человек в поселке. Каждый, старается с ним дружить или, как минимум - не ссориться. Дело в том, что "Михал Лукич", как прозвали Колю после очередного телепоказа кинофильма "Строговы", если что не по его нраву - бывает крут. И всюду у него кумовья да родственники.

Людмиле не нравилось, что ее муж - Кондрашов - водил рабскую дружбу с "Лукичом". Конечно, она не гнала Смирненко, когда тот не прошено являлся с бутылкой дорогой водки. Но Сергею говорила: "Напрасно ты взялся ремонтировать ему "МАЗ", он тебе не заплатит." Так и вышло, но Серега, хотя и обиделся на соседа, общаться не перестал. "Ты слышал, он работника своего собаками затравил?" "Брехня," - отвечал муж, но сам, что было заметно, про себя верил. Особенно после того, как "Лукич" хвастливо показал ему свой пистолет. Наконец, однажды Люда своими глазами видела как Николай, по его словечку, "наказал" бомжа, присевшего отдохнуть на его территории - сосед купил участок для строительства второго дома и начал завозить стройматериалы, а тут "какая-то шваль - присматривает что стащить"... "Михал Лукич" бил мужика лопатой до тех пор, пока тот не обмочился. Серега тогда отговорил жену связываться с ментовкой, но пообещал порвать "с гадом".

Вскоре в отсутствие Кондрашовых Смирненковский сынок Артурчик с приятелем Димкой Крысой раскурочили "ИЖ - 56" Людмилиного бати - как видно, из "шалости". Поскольку обычно эта парочка интересовалась делами посерьезней, а Николай решал проблемы без хлопот. А когда с уроков прибежал в слезах десятилетний сын Кондрашовых - с рассказом о том, что Артурчик подстерег его у школы (вообще-то учителя занимались с шестнадцатилетним барином на дому), чтобы: "наказать за то, что твой отец - мудак". Тогда даже тормоз Серега завелся. И именно в тот день Смирненко предложил ему поработать на себя водителем. А Кондрашов, конечно, отказался и даже вспылил: вывалил тому прямо в морду все, что думал...


Не открывайте в поздний час


...Несколько месяцев затем было тихо, но гроза назревала - Люда чувствовала. Накануне Женского праздника в доме Кондрашовых были кроме нее с Сергеем, ее брат - Володька, заработавший инвалидность на четвертом блоке в Чернобыле, и Лариса Дубинина, его гражданская супружница. В девять вечера раздался стук в калитку, вышел Кондрашов. Через пару минут вбежал к Люде в кухню - с позеленевшим лицом, сжатыми от боли зубами, обхватив правую руку: "Там Крыса и Смирненко - младший, беспредельничают ". "Выходи по одному! Всем строиться!" - слышалось уже со двора. "Что им надо?" - спросила Люда. "Не знаю, наверное обкурились". Прозвучало это жалко, так что Людмила поняла - пришла пора "горящих изб" и "коней, которых некому остановить". Взяла вилы, стоявшие в коридорчике, и ступила за порог... А в окна уже летели шлакоблочины, сложенные у забора... Все же, увидав Люду, "пришельцы" отступили.

Опасаясь продолжения, Людмила прихватила Лариску и они помчались в горотдел. "Ждите наряд" - ответил дежурный. Через пять минут после их возвращения у ворот появился Колян на "МАЗе". Кондрашовы потушили свет и заперлись на все замки. Смирненко пошумел: "Выходи на разборку!", всласть поматерился и даже помахал ружьем, но убрался. Люда опять накинула плащ и бегом на автозаправку - там есть телефон. Но когда набрала "02" и назвала свое имя, на том конце провода раздался смех... Через полчаса подъехали две машины, послышались знакомые голоса. "Откройте, милиция!" Наивные недоуменно переглянулись. "Не открывай, там Смирненко, - сказала Людмила, - не будут же они ломать дверь". "Успокойся, ты ж сама вызывала, все нормально."

Первым ворвался Николай. "Не жить тебе на этом свете, козел, - начал он, - ты моего сына порезал". Сергей повалился от первого удара и дальше только охал. Следом вошли трое незнакомых в форме, Смирненковская жена - Валентина и Артурчик, который как вымпел держал перед собой порезанный локоть - наверное, поранился о разбитое стекло. Валя с перекошенной физиономией извлекла из сумки здоровенную дубину - так и не сообразила Людмила из какого материала она сделана - и замахнулась на хозяйку. Потом ожесточенно переключилась на Ларису. "Сделайте что-нибудь, вы ж милиция! - кричал Володя. "Закрой рот, калека", - ответил один из ментов и погрозил резиновой палкой... Артур давал Сергею тычки исподтишка, ну а "папка" - лупил всех подряд что было мочи...

Пока супруги Смирненко свирепствовали, милиционеры расшвыривали вещи. Люда ошарашено следила за ними взглядом, даже не пробуя протестовать. Вдруг Коля "вспомнил" о сейфе, в котором Людин отец, старый охотник, хранил ружье. "Хлопцы, там, в спальне, у него тайник - бабки, оружие". И "хлопцы" взломали сейф. К счастью, ружье отец накануне забрал, а дробь, стариковские сбережения на смерть, потертое обручальное - все это исчезло вместе с ночными гостями. Удовлетворившись разбоем, Коля скомандовал: "Ладно, забирайте этих - и едем". Володя и Сергей провели эту ночь в камере предварительного заключения, а Люда (с рассеченной губой, с выбитым зубом) и Лора (корчившаяся от боли) - в разоренном гнезде. Только когда они остались вдвоем Людмила заметила здоровенный кусок шлакоблока, валяющийся посреди сыновней кровати: "Слава Богу, что дети у родителей... Слава Богу!"


"Умерла, так умерла"


...Спустя несколько дней Кондрашовы спешно покинули разгромленный дом. Вскоре Люда появилась на улице с сыном, чтобы взять что-нибудь из барахлишка. Смирненки - Коля и Артур встретили их на повороте и пошли рядом, сопровождая каждый шаг такими ругательствами, что душа холодела. Оба вели за поводки псов, вяло сдерживая Рэкса и Макса. Тогда Люда не решилась даже дотронуться калитки. После они приехали вместе с мужем и его товарищем на машине. "Ты, - сказал Колян Серегиному приятелю, вылезая из "МАЗа" - будешь рядом с этим, попадешь под топор. Сейчас поеду в мусарню и скажу, что вы на меня напали." Произнес и ухмыляясь, размеренно ударил по воротам монтировкой... "Уедем?" - предложил муж, но сначала все-таки вынес одеяла, подушки и еще какую-то мелочь... А дом пришлось продать - причем, за гроши, поскольку к тому времени в нем не хватало отопительных батарей, дверей, газовой плиты, люстр, мебели... Обо всем об этом Людмилин отец, участник боевых действий, писал аж Президенту... Но жалобы либо оставались без ответа, либо на них отвечали "по-китайски".

Участковый Валера, которого Смирненко достал доносами, посоветовал Людмиле не упоминать в заявлении о роли ментов в этой истории. "Имей ввиду - то, что твои Серега с Вовкой сидели у нас "в стакане" ночью, все равно в журнале не зафиксировано. И то, что вы с Лоркой вызывали наряд - так же. Так что рекомендую сосредоточиться на куркулях".

Получить направление, чтобы снять побои, Кондрашовым долго не удавалось. Наконец, пришли в экспертизу... и столкнулись носами со всеми Смирненками сразу. Чтобы не накалять обстановку, пришлось выйти на улицу, а через час ожидания - ...беспомощно проводить взглядами не скрывающих торжества Смирненко, сопровождающих под руки эксперта к своему "Опелю".

Ларису Дубинину, которой досталось больше всех - на ее спине Валькина палка и сломалась - еле-еле уговорили обратиться за медицинской помощью - так устрашила ее лютая Валентина. А через две недели Ларисы не стало.

...Сняв очки, помощник прокурора начал как-то совершенно невозможно щуриться и в то же время энергично растирать глаза: "Почему вас это интересует? Мать этой, как ее - Дубининой, должна писать жалобы, если не довольна. А она Довольна! Что избавилась от такой ноши. Покойница ваша наркоманкой была, выгнила изнутри! Я отказал в возбуждении уголовного дела на основании заключения эксперта о том, что смерть была не насильственной". "Но, Петр Андреич, она же вся синяя была, - пробовала возражать Люда, - Вы же ведь и тело осматривать к нам домой приезжали, сами видели побои". "Уважаемая, я вам объяснял, повторюсь еще раз - если у нас человеку набьют, пардон, морду, а он через два дня скончается от инсульта, это не означает, что нанесший ему удары будет объявлен убийцей"... Не до конца поняв смысл последних слов, Кондрашова еще топталась в огромной пустующей приемной, когда из-за приоткрытой двери раздался нервный голос: "Николай, здесь эта, как ее - Кондрашова только что была у меня...". Но тут возникла юная "хозяйка приемной" и, строго смерив посетительницу, надавила на дубовую обшивку...

...Больше года прошло с того незабываемо-черного "праздника Весны", как вдруг под следствием оказалась Кондрашова. Она не только отказалась от защитника, но и подписала все как просил следователь. Но поклявшийся семьей в том, что Люду все равно оправдают, старший лейтенант Ермаков схитрил. Обвинительное заключение шокировало ее - дескать, находясь у себя во дворе, "на почве личных неприязненных отношений деревянной ручкой вил нанесла удар по левой кисти несовершеннолетнему Крысе, причинив перелом большого пальца, который согласно заключению СМЭ... относится к телесным повреждениям средней степени тяжести".


Сценарий для нищеты


...Людмилу вернул в настоящее - то есть в судебный зал, где решалась ее судьба - всегда вселявший надежду голос адвоката. Профессиональная манера говорить уверенно пробуждала в его подзащитных желание целиком положиться на знание подводных рифов юриспруденции, недоступное неискушенным. В их первую встречу он сказал: "Зря вы так поздно обратились ко мне, зря. Вот если бы на стадии следствия... Уже бы забыть успели!" А Сергей убого затягивал: "Мы надеялись, что суда не будет, ведь не может же не понимать следователь, что в травмпункт по поводу перелома Димка обратился через две недели после 7 марта!" "Это так, - отвечал Станислав Иванович, поглаживая руки в кольцах и лукаво улыбаясь, - но потерпевший утверждает, что эти две недели сломанный палец его не беспокоил." "Мы хотим призвать к ответу негодяев, - не унимался Серега, - в деле же присутствует наше встречное заявление и экспертиза жены о нанесении ей побоев - тоже ". Станислав опять тихо улыбался и голосом кота Баюна продолжал: "Все так, все так, но ваши побои отнесены к категории легких - статья 106 УК. А это - из области жалоб частного обвинения, с каковой следовало обратиться в суд, в сроки, которые вы уже упустили. И это - не все: ваша жена приз-на-ла свою вину...". В этом месте артист делал эффектную паузу и, как чудилось Люде - даже слегка подмигивал, элегантно завершая фразу: "...Частично!" "Следователь постарался! - смиренно каялась Люда, - За этот год я так устала... Но в том, что наносила кому-нибудь из пацанов удары я не признавалась. Я даже не касалась их!" "В общем, самое лучшее для всех нас - покончить миром. Подумаем как это сделать", - подытоживал адвокат...

...Уставившись в лысый затылок Станислава, Люда отметила, что он продолжает держаться так, будто процесс идет по его сценарию. "Хотелось бы знать, что это за сценарий", - нечаянно зло и вслух пробормотала она...

- ...Признать виновной... в умышленном... по статье 102 УК Украины и применить Закон об амнистии от 5 июля : года. Данный приговор может быть обжалован... Путем... В срок...

"Вот видишь, - начала ожидавшая на улице, нелепая старенькая мать, - Бог нас в обиду не дает", но осеклась, заглянув в лицо дочке. "Доця, подлецов на свете много - отчаиваться нельзя... Эх, дети, дети..."

Людмила молча извлекла из сумки обломок той самой палки, которой "производила впечатление на суд", и медленно опустила в мусорную корзину.


© Татьяна ЗАРОВНАЯ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!


http://peresvet-gh.ru/ польские люстры alfa бра.