Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Вся правда об одиночестве

Человек не научился любить и дружить. Он научился лишь бороться за выживание, эксплуатировать окружающих и ставить перед собой цели-миражи...


Вся правда об одиночестве

Вся жизнь от младенчества до старости - это непрекращающиеся попытки избавиться от одиночества.

Еще в утробе матери, чувствуя физическое неудобство замкнутого пространства и тесноты, ребенок знакомится с ощущением покинутости. Пока оно слабое. Потому что в это время подсознательная надежда еще очень сильна. Надежда на избавление от всех неудобств, как физических, так и душевных.

Болевой шок рождения вначале и множество впечатлений чуть позже стирают память младенца, и он бессознательно сосет грудь матери и спит, окруженный любовью и надеждой родителей. Мы узнаем позже, что есть эта любовь и надежда, но пока они так радуют младенца, что он чувствует счастье и начинает "думать", что не зря пришел в этот пестрый мир, и его собственные надежды непременно осуществятся.

Ребенок растет, и множество самых разнообразных желаний вдруг начинают захлестывать его. Он не оставляет в покое родителей, пока те не удовлетворят его очередное желание, покупая игрушку за игрушкой. Десятки кукол и игрушечных ружей, солдатиков и плюшевых мишек... Дом заполняется всей этой мишурой, но малыш требует еще и еще, каждый раз убежденный (и убеждая в этом родителей), что следующая машинка будет последней и "я буду играть в нее всегда-всегда". Но проходит несколько минут или часов... Разочарованное сердце отвергает очередной суррогат. Ребенок не понимает, что в очередном плюшевом зайце он ищет друга, помощника и поверенного всех его детских, но таких серьезных, секретов, он ищет того, кому можно дарить свою любовь и от кого можно получать любовь. Он ищет спасения от одиночества. Но что могут дать плюшевые мишки и пластмассовые куклы?.. Чем больше становится ребенок, тем сильнее становится чувство одиночества. Потому что любовь и надежда родителей вдруг становится какой-то другой. Ведь родители неожиданно понимают, что их дорогое дитя имеет какие-то другие, отличные от их собственных желания и стремленья. И это понимание пугает. Родители судорожно пытаются изменить ребенка, "направить по правильному пути". Отчуждение растет. Ребенок думает, что его не понимают, что он никому не нужен. Но не верит в это. Его характер меняется, он делает множество глупостей, "проверяя" родителей, подсознательно надеясь, что они откликнутся, и он будет не один. Но родители в это время, теряя надежду избавиться от одиночества с помощью ребенка, в отчаянии на глупость отвечают глупостью, а не любовью. Отчуждение растет.

Ужас одиночества постоянно жжет сердце подростка, он выдумывает себе кумиров и ищет общества таких же, как он. Все они не понимают, что гонит их. Каждый надеется утолить свою жажду за счет других, и потому все терпят неудачу. Их общение - лишь поверхностное. Кто-то в это время пытается одурманить себя, чтобы не чувствовать покинутости. Никотин, ацетон, наркотики или алкоголь - все это очень помогает превратиться в ходячую материю. А в мертвой материи нет беспокойства.

Но наш подросток избежал такой судьбы. Не найдя удовлетворения в обществе себе подобных, он связывает свои надежды с образованием, надеясь с помощью знания обрести спасение от одиночества. Он изучает умные книги, но обретает лишь гордость и самоуверенность, становясь глухим к по-настоящему ценным вещам. Он оканчивает институт, чтобы получить престижную работу, надеясь в обществе таких же "образованных" и "разумных" найти себя. Но наталкивается на мощный барьер "знания" и эгоцентризма. Впрочем, точно такого же, как и у него самого. Тоска в сердце только растет, и молодой человек пытается заглушить ее бурной внешней жизнью. Кто-то теряет надежду и пускается в наркотическо-алкогольный загул с уже известным исходом: в мертвой материи нет беспокойства...

Но наш молодой человек под влиянием окружения вдруг обретает новую надежду: "Я буду удовлетворен, если буду богат!" Деньги могут стать смыслом жизни надолго. Подобно дурману, жажда денег отупляет сознание, заставляя работать и работать, только работать, подобно ослу, который за пучок травы перетаскивает огромные тюки. Погоня за миражом богатства продолжается какое-то время. Но вместо ожидаемого удовлетворения и избавления почему-то становится все больше и больше беспокойств. Гонка ускоряется, слабые сходят с дистанции. Здоровье и время уходят, превращаясь в цифры банковского счета. Жаждущему сердцу не нужна арифметика. Лишь ум может успокоиться на мгновение, пересчитывая тяжело заработанные бумажки. Сердце чувствует обман, и жажда не утоляется. Человек один. Внешне он может быть окружен множеством вещей, но это те же игрушки, что и в детстве. Только вместо плющевых мишек, кукол и солдатиков - сотовые телефоны, компьютеры и множество других взрослых игрушек. Но стремление то же, что и в детстве - избавиться от одиночества. Может быть, суперновый плазменный телевизор поможет? Может быть. Это хороший глушитель. На время. Вещи, вещи вокруг и живое сердце, которое не может удовлетвориться мертвыми вещами. Человек общается с себе подобными, но темы их бесед - все те же вещи. Люди не раскрывают друг перед другом свою боль. Ведь этим могут жестоко воспользоваться. Мир пластилиновых улыбок, химического счастья и лицемерных отношений. В это время или раньше еще одна надежда поддерживает человека. Любовь и близость. С любимым человеком. Где любимый человек - это половой партнер, а любовь и близость - совместное трение гениталий. Механическая любовь. Надежда спастись от одиночества с помощью секса разбивается быстрее любой другой. Остается просто механическое действо ради мимолетного кайфа. Перебор партнеров, пьянки для того, чтобы не чувствовать отвращение... В результате - разочарование и цинизм. Надежда остается, потому что слишком уж шумят вокруг по поводу этой "любви" - фильмы, книги, все виды искусства прославляют любовь, и человек никак не может соотнести художественный образ со своим опытом. "Может, я делаю что-то не так?", - думает он. Неудовлетворенность и надежда толкают его на дальнейшие поиски. Он хочет подлинной близости с подлинно родным человеком, чтобы наконец почувствовать себя неодиноким. И он вступает в брак. Женитьба или замужество становится очередным призраком. Партнеры долгое время отрабатывали навыки эгоизма, поэтому, объединившись, каждый хочет лишь получать, а не давать. Каждый рассматривает своего супруга как очередную вещь, - средство от собственных проблем. Попытка справиться с одиночеством с помощью живой вещи так же безнадежна, как и многочисленные ранние попытки сделать это с помощью простых мертвых предметов. Живой человек - не игрушка, и начинаются конфликты. Ссоры по, казалось бы, пустякам, взаимные упреки... Каждый винит другого в собственной неудовлетворенности, в том, что партнер не оправдал его надежд избавиться от внутреннего одиночества, что его не понимают, что его даже не пытаются понять... Другой говорит то же самое. И оба правы, так как и тот и другой не хотят видеть чужие проблемы, и тот и другой хотят решить свои. За счет других это невозможно. Если семья под влиянием каких-то внешних факторов не распадается, и супруги научаются терпеть друг друга, их вскоре осенит другая надежда избавиться от одиночества: с помощью детей. Надежда эта кажется очень реальной: "У меня будет существо, полностью зависящее от меня. Оно будет только для меня. Наконец-то я буду не один!" Но ребенок приходит в этот мир все с тем же сжигающим чувством одиночества! Поначалу этого не заметно, но ребенок растет, и все сильнее проявляется его неудовлетворенность. Он постоянно чего-то хочет, но с каждым разом, даже получая желаемое, чувствует все большее разочарование. Цепочка повторяется. Ребенок пытается избавиться от жажды сердца с помощью родителей, а те - с помощью ребенка.

Рождается еще несколько детей. Но с каждым повторяется одна и та же история. Редко развивается подлинное чувство, только если родители к этому времени научились смотреть не только на себя. Но даже если это так, то связь остается односторонней, ведь ребенок, как правило, еще не имеет достаточного опыта. Более того, когда удачливые родители смотрят на своего ребенка не как на живую вещь, пытаются больше дать, чем взять, такое положение часто невольно приводит к тому, что эгоцентризм ребенка становится безграничным.

Но в обычной ситуации происходит столкновение двух эго. Родители и ребенок остаются родственниками лишь формально. Телесные родственники - это не всегда родственные души, а именно ко второму стремятся сердца обеих сторон. Но стремление это наталкивается на толстый слой эгоизма, как своего, так и чужого. С известным исходом: отчуждение и очередное крушение надежд.

Иногда вся эта последовательность разочарований чему-то учит человека, но не часто. Обычно он учится глушить свою неудовлетворенность тем или иным способом. Бизнес, тяжелая работа, алкоголь, телевизор... Современная цивилизация придумала столько замечательных глушителей! Они настолько эффективны, что большинство читателей просто откажутся понимать, о чем здесь говорится. Может быть, это благо для них. Пусть они, встав утром, и почувствовав сердечную тоску, побыстрее включат радио или телевизор, пускай выпьют побыстрее какой-нибудь обязательный кофеиновый стимулятор, и торопятся на работу, чтобы погрузиться там в какую-нибудь деятельность... Я пишу не для них.

Когда дети вырастают, родители вдруг начинают слишком отчетливо видеть свое положение. Они оглядываются назад и видят, что их постоянные стремления, их надежды... Все осталось неисполненным. И бедный, и богатый, независимо от своего внешнего положения, каждый чувствует разочарование. Каждый пытается заглушить его, и многим это удается. Но редко полностью. Вдруг начинают повторно выглядывать надежды, которые уже не оправдали себя. Кто-то вдруг пускается "по девочкам", хотя ни настоящего желания, ни возможностей уже нет. Кто-то увлекается коллекционированием, а кто-то просто начинает пить. Кто-то живет сериалами, погружаясь в чужую жизнь... Что угодно! Лишь бы забыть, забыть, забыть! Забыть, что внутри - живое сердце, которое жаждет живых отношений и живых чувств. Не иллюзии, не вещей, не секса, не денег и славы, а подлинной любви, подлинной дружбы... Но прошло полжизни, и остановиться уже невозможно. Человек не научился любить и дружить. Он научился лишь бороться за выживание, эксплуатировать окружающих и ставить перед собой цели-миражи...

Дети выросли. Надо найти им пару. Что ж, еще одна цель. И еще одна надежда. Ведь появятся внуки! И будущие бабушки и дедушки очень надеются на них. У кого-то уже есть неплохой жизненный опыт, и они уже все больше хотят давать, а не брать. Немногие. Только те, кто дожили, не сломавшись и не став тем или иным способом мертвой материей, в которой нет беспокойств... Но и здесь постигает разочарование. Ведь в обществе нет культуры, которая с самого детства прививала хотя бы почтение к старшим. А для ребенка это единственный способ хоть как-то сдерживать свой эгоцентризм. Ведь он только что пришел в этот мир, он еще полон надежд избавиться от неясной боли в сердце. И чему же учат его? Навыкам в предстоящей борьбе, которую прошли, так и не победив, его родители. И их родители. И родители их родителей...

И вот приходит старость. К этому времени большинство людей теряют способность мыслить здраво, они отуплены продолжительной жизненной гонкой, многочисленными глушителями и непрекращающейся цепочкой разочарований. Для многих старость становится агонией бессмысленного болезненного существования. Человек остается один уже и физически. Никто не хочет слушать брюзжание старика. Родственники в лучшем случае его терпят, в худшем... Его уже ничего не радует, все надежды исчерпали себя. Он просыпается утром, чтобы побыстрее дожить до вечера и снова заснуть. Чтобы было меньше боли. Так он готовится к смерти. Страх смерти становится постоянным спутником, а одиночество наваливается со всей силой. Дети, внуки... Все родственники становятся какими-то чужими. У них свои заботы, свои надежды. Что им какой-то старик? Ведь избавиться от собственного одиночества с его помощью никто уже не рассчитывает. И старик испытывает горечь, он только и говорит о неблагодарности детей, жалуется на "новое поколение". Горечь и страх перед будущим. Он старается не смотреть вперед, потому что там уже не осталось никаких надежд. Хотя иногда боль одиночества становится такой сильной, что даже смерть становится надеждой. Надеждой наконец избавиться от одиночества. Но большинство людей стараются так или иначе забыть о смерти. Остатки желаний дают о себе знать, но так как они всегда были лишь телесными, теперь нет возможности даже попытаться их удовлетворить, - тело разваливается на глазах. Отказывает то одно, то другое. Старик пропитывает свое тело лекарствами, но довольно быстро это перестает помогать. Агония неудовлетворенных желаний, агония тела. Все отворачиваются от него, остается только один спутник - одиночество и только одна подруга - смерть. Она не заставляет себя ждать: паника, нестерпимый ужас, последняя агония...

...Маленький одинокий ребенок, ожесточенный одинокий подросток, самовлюбленный одинокий юноша, разочарованный загнанный одинокий взрослый, испуганный изношенный одинокий старик, одинокая смерть. Такова жизнь.


© В.


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!