Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Европейское "мыло"

"Пилюля наоборот"

Мы не рожаем детей, не создаем семей не по причине высокой социальной ответственности, отнюдь. Мотив у нас корыстный, причем корысть мелкая. Мы стремимся наслаждаться жизнью, вот и все.


Европейское мыло

Мальчик и девочка, обоим годика по три, стоят друг напротив друга. Видно, что детям очень хочется познакомиться, но они не знают, с чего начать. Более сообразительная девочка, наконец, выставляет вперед ножку и говорит:

- А у меня ботиночки новые!

Мило, не правда ли?

Зачем нам дети? Только сразу договоримся - не сюсюкать. Потому что если бы мы на самом деле любили детей и ощущали в них потребность, то коэффициент рождаемости в России был бы не 1,3 ребенка на одну женщину, как сейчас, а выше. Детей у нас заводят реже, чем собак. Однако все-таки заводят. Интересно, почему?

Одну из причин я бы назвал так: ребенок - это "пилюля наоборот". То есть женщина решается на роды для оптимизации собственного организма, потому что если этого не сделать, возможны нежелательные физиологические последствия.

Женщины, конечно, скажут: что за ерунда, какая оптимизация! После родов и фигуру теряют, и вообще это риск.

Риск, не спорю, особенно у нас. У меня жену в гинекологии из-за пустякового кровотечения едва не угробили, а в другой раз таки добились своего: ребенка, сына, убили - уронили в роддоме на пол. Так что ж делать, может, на том и остановимся, не будем рисковать?

Одна моя знакомая восемнадцать лет назад уехала в Париж. Французская спецшкола с отличием, МГУ, умна, красива, раскованна, бесподобно остра на язык... Идеал свободной европейской женщины. Когда она разводилась со своим первым французским мужем, то одной обуви увезла... 300 пар. Представьте, сколько мужиков может свести с ума красивая женщина при такой экипировке? Да пол Европы! А теперь спросите, сколько у моей знакомой детей? Правильно, один ребенок. Причем завела она его еще в Москве, будучи замужем за советским инженером. А ведь нет женщин в русских селениях, которые не мечтали бы о возможностях, какие выпали на долю этой моей приятельницы. Мне же, по меньшей мере, нерациональным кажется использование столь мощного потенциала таким вот образом. Не по-хозяйски как-то.

Разумеется, я ошибся, привел неудачный пример. Большинство наших женщин скромны, напрочь лишены эгоизма и весь свой редкий досуг посвящают заботам о благополучии собственных, пусть не рожденных пока детей. "МЫ НЕ ХОТИМ ПЛОДИТЬ НИЩЕТУ!" - звучит над просторами нашей необъятной Родины уже без малого сто лет. Какая забота о грядущих поколениях, какая высокая социальная ответственность заключена в этих словах!

Никакая война с ними не сравнится, с этими словами, никакая бомба. Могилой веет от этих слов.

Уже более десяти лет население России уменьшается на 700 тысяч ежегодно. Это "средняя температура по больнице". Поскольку представители некоторых, главным образом мусульманских народов, дают прирост, то для славянских племен - а вымирают прежде всего славяне - картина выглядит еще мрачнее. Сравнимые потери несла только гитлеровская Германия, воюя со всем миром. Мы-то с кем воюем? Сражаться с нами давно не нужно. Только законченным глупцам придет в голову метать в нас пули и гранаты, и последние из них, судя по всему, жили в свободной Ичкерии. Зачем такие страсти, когда все, что требуется, мы делаем с собой сами, надо лишь дождаться нашего естественного исчезновения. По прогнозам, которые пока опережаем, следующее столетие для славян, для русских последнее.

Милую статейку прочитал недавно в американской информационной ленте, распространяемой на русском языке: преступления против личности и уличная преступность в США в последние годы резко сократились. Почему? Потому что страну догнал демографический "отлив", вызванный разрешением абортов: на улицы не вышли подростки из неблагополучных семей, то есть те, кого не родили, "правильно спланировав" (уменьшив) количество детей. Нет человека, нет проблем, ну конечно, мы как-то забыли! Так Сталин говорил (это я поясняю тем, кто знает, кто такой Сталин).

Американцы хорошие, вы ошиблись. Просто они прагматичные и искренне не понимают нас: зачем пытаться сохранять именно русских, украинцев, белорусов или какой-то другой этнос, когда надо сохранять добропорядочных граждан - тех, кто платит налоги и не нарушает закон? "Лучше меньше, да лучше!" (это уже Ленин говорил, если помните). Пока есть Китай, не только России, но и миру не грозит демографическая катастрофа, и с американской точки зрения проблем нет: приоткройте двери на восток, на юг - и завтра проснетесь в процветающей стране, по крайней мере, статистическую отчетность приведете в порядок.

Не поймите меня так, что источником геополитических проблем я хочу объявить женщин, отказывающихся рожать, или, того хуже, призвать женщин решать эти проблемы. Это и без меня сделают да, кстати, уже делают, если вспомнить о введении в России налога на бездетность - подлинного образца государственного мЫшления и глубины видения проблемы отечественными законодателями. Я только пытаюсь выяснить, зачем нам нужны дети. Нам, а не государству, которому, разумеется, это все без особой надобности. Чтобы понять, вернемся еще раз к формуле, которую мы так привычно используем и в которой, как игла в яйце, заключена сегодня жизнь и смерть будущих поколений: "МЫ НЕ ХОТИМ ПЛОДИТЬ НИЩЕТУ!"


На "жигулях" за "мерседесом"

Что такое "нищета"? Ведь именно она, по версии большинства, оправдывает детоубийство при планировании численности наших семей. Чтобы разобраться, давайте проведем маленький тест. Я его использую, когда хочу показать, что ценностные установки того типа цивилизации, к которой мы принадлежим, вещь отнюдь не абстрактная, не академическая, а такая, которая определяет самые что ни на есть простые житейские дела. Сложность в том и состоит, что эти ценностные установки, то есть базовые понятия, что такое "хорошо" и что такое "плохо", очень глубоко заложены в нас. Настолько глубоко, что мы не замечаем, как они руководят нами: людям просто кажется неестественным, ненормальным поступать иначе, чем принято.

Итак, представьте, что вы встретили на своем пути человека, которого полюбили всем сердцем, всей душой. Полюбили так, что решаетесь образовать с этим человеком брачный (или внебрачный если вам так больше нравится) союз, то есть нашли свою "вторую половинку", вы просто купаетесь в любви. И вдруг посреди этого счастья вы выигрываете в лотерею 100 000 евро. Согласитесь, теперь вам должно быть совсем хорошо, не так ли?

Но вот, внимание, вопрос теста: как вы потратите эти деньги? Назовите три главных пункта. После чего назовите еще два и, если вас это дело увлекло, следующие пять. Составили список? А теперь скажите, на каком месте в нем дети? Те дети, которых вы планируете завести с любимым человеком? И попали ли ребятишки вообще в число важнейших будущих приобретений?

Как несложно догадаться, искомый перечень представляет собой рубрикатор журналов "Cosmopolitan", "Men Health's" или любого другого издания, рассказывающего о "красивой жизни". Детишки в таких глоссариях если и попадаются, то в качестве необременительного, "приличного" с количественной точки зрения привеска и всегда на последних местах. А ведь в тесте нарисована идеальная картина, когда все радости жизни даны полной чашей, когда материальных препятствий для успешного семейного предприятия нет. "Да разве сто тысяч это деньги?" - наверняка скажет кто-то из максималистки настроенных читателей, и тем только подтвердит, что дело не в деньгах и не в их количестве.

Что же такое "нищета"? Это прежде всего экономическая категория. То есть, подчеркну, не духовная и не религиозная. А экономика, как известно, доверяет цифрам. Так вот статистика обнаруживает поразительную вещь: КОЛИЧЕСТВО ДЕТЕЙ НЕ ЗАВИСИТ ОТ МАТЕРИАЛЬНОГО ДОСТАТКА СЕМЬИ И ДОСТАТКОМ НЕ ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ. В это невозможно поверить нам, уже вкусившим сладость жизни в обществе потребления. Но это действительно так: "нищета", то есть невозможность якобы обеспечить своим детям подобающий в обществе потребительский уровень - не более чем надуманная причина. И по этой мнимой причине мы лишаем своих детей жизни.

Наравне с русскими так называемый "русский крест" (превышение смертности над рождаемостью) несут все материально благополучные страны Европы. В Германии, Италии, Франции, во всех европейских государствах с высоким уровнем жизни титульные нации сокращаются так же, как в России, только чуть медленнее за счет более высокой продолжительности жизни. Уж этим-то господам на что жаловаться, чего желать? Но результат, тем не менее, тот же.

Может такова общая тенденция развития человечества? Некая демографическая энтропия, неизбежная на высших ступенях цивилизационной лестницы, и мы должны гордиться своей "голубой" кровью, тем, что вырождаемся? Увы, и это не причина, потому что альтернатива благородному вымиранию есть, вскользь я о ней уже упомянул: в странах мусульманского мира из года в год наблюдается стабильный 3-процентный прирост населения. Причем и в Кувейте, где при рождении гражданина на его имя открывается банковский счет на шестизначную сумму, и в Афганистане, где месячный заработок большинства жителей не превышает нескольких долларов, - те же самые три процента роста.

Демографы, статистики хором твердят, что УРОВЕНЬ РОЖДАЕМОСТИ - ЭТО НЕ ЭКОНОМИКА, ЭТО ИДЕОЛОГИЯ.

Таким образом, если из формулы "Мы не хотим плодить нищету!" убрать последнее - ключевое пока для нас - слово, то получится: "МЫ НЕ ХОТИМ ПЛОДИТЬ", и это будет правдой, с которой не поспоришь. Ибо такова наша нынешняя реальность и наше яркое, но непродолжительное будущее.

Не следует лукавить и обманывать себя: мы не рожаем детей, не создаем семей не по причине высокой социальной ответственности, отнюдь. Мотив у нас корыстный, причем корысть мелкая. Мы стремимся наслаждаться жизнью, вот и все. Такова наша жизненная программа, и мы избегаем всего, что мешает ее осуществлению. Плохая программа? Нет, неплохая, правильная в целом программа. Плохо только то, что в принятой и усвоенной нами системе ценностей дети не занимают первых мест.

Еще два слова о жизненных ценностях. Сейчас много говорят о качестве жизни. При этом мало кто задумывается, что под "качеством" подразумеваются только потребительские категории, то есть некие критерии, определенные участниками потребительского рынка, проще сказать, "тусовкой". Это престижная, хорошо оплачиваемая работа, престижный и дорогой отдых, престижное жилье и проч. Если же немного приподняться "над толпой" и посмотреть на дело с точки зрения "себя любимого", то качество жизни можно определить точнее и проще - это качество испытываемых нами ощущений. С такой формулировкой, согласитесь, невозможно поспорить: ощущения человека, который ездит на "мерседесе" и отдыхает в Куршавеле, не идут ни в какое сравнение с ощущениями, которые испытывает владелец "жигулей" по пути в свою Загорянку.

Но точно так же нет сомнения, что качественно разными будут ощущения того, кто проводит жизнь в теплом клубке большой семьи, и того, кто находится в окружении пусть доброкачественных вещей, но в разреженном человеческом пространстве. Непреходящее душевное тепло, чувство гордости за недаром отданные годы и светлая уверенность в будущем стоят выше чувства тщеславного довольства, которое дают достаток и свобода от обязательств. Иными словами, по параметрам подлинного качества жизни на "мерседесе", образно говоря, ездит первый человек, второй трясется в копеечных "жигулях"...

Об одиночестве буржуа подробнее поговорим ниже. Собственно, все сказанное - лишь вступление к этой главной теме. Закончим о системе ценностей: сегодня мы стремимся к удовольствиям, а не к счастью, и тем обкрадываем себя. Драгоценное вино жизни выплескиваем ради суррогата.

Обладание большим количеством детей за наслаждение не почитается (для многих странно прозвучит даже само такое сочетание, куда привычнее "дети - это обуза"). Нашим женщинам не стыдно иметь одного ребенка или даже совсем не иметь детей, потому что бездетность или малодетность не осуждаются, соответственно и женщины не стремятся добиваться в этом смысле большего. Иметь двоих детей считается достаточным. Если в семье трое, четверо - это воспринимается как аномалия, потому что при установленной обществом предельно низкой планке ответственности за себя те люди, которые добровольно берут дополнительные обязательства, выглядят чудаками: "Живите для себя, зачем вам лишние заботы?"

Вот за такой смертный - во всех смыслах смертный - грех представителям западной цивилизации и предопределено сживать себя со свету. Эту длинную и пышную погребальную процессию возглавляем мы, русские.


Вешалка для брендов

Что же делать? Рассчитывать на то, что, увеличивая благосостояние людей, мы сумеем добиться роста рождаемости, так же бессмысленно, как пытаться обогреть дом, в котором погас очаг, раскрывая пошире окна и двери. Светлее, возможно, станет, но теплее - нет.

Максимум, которого можно достичь, двигаясь этим путем, демонстрируют США: массовое и н д и в и д у а л ь н о е жилищное строительстве, развитое здравоохранение и мощная социальная поддержка семей при очень высоком уровне жизни населения позволили Штатам удержаться на демографическом нуле: на одну женщину здесь в среднем приходится два ребенка, время от времени даже какие-то сотые доли появляются в плюс. Среди развитых государств Запада это высшее достижение. Но, позвольте, весь мир работает на Америку. Атлантическая сверхдержава везде и всюду без церемоний отстаивает собственные интересы, насаждает свою систему ценностей как единственно верную. И такая страна в самом главном для жизни вопросе - в вопросе воспроизводства жизни - демонстрирует нуль?! Даже если оставить в стороне моральную сторону дела (тем, кто не жизнеспособен, не следует учить жить других), все равно мы должны спросить: на что рассчитывать остальным?

Славянам, русским для своего физического спасения нужно, чтобы на одну женщину приходилось пятеро детей, а значит, надо искать другие пути, выбирать иные ориентиры. Какие же? Вначале о тех ориентирах, от каких предстоит отказаться...


(Окончание следует)

© Сергей РЕШЕТНИКОВ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!