Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Их сосватало КГБ

Найти матери блудную дочь, не сесть в тюрьму рассеянной туристке, не ослепнуть старому чекисту помогла венгерская сибирячка Лидия.


Ее, уроженку Челябинска, а теперь жительницу Будапешта, называют спасительницей русских туристов. Из пиковых ситуаций Дайка Дежени Лидия выводит соотечественников легко и даже весело, заставляя своим обаянием пойти навстречу и сурового полицейского, и робота-чиновника. А недавно она проявила настоящий талант детектива, сумев найти бесследно пропавшую юную туристку в ...объятиях автогонщика, приехавшего поболеть за друзей на "Формулу-1".


- С этой девочкой будут проблемы, - шепнула Лидии в начале тура руководитель группы Лена, обречено закуривая.

Девочке было 17, и она приехала в Венгрию с мамой из Ярославля. Яркая внешность подчеркивалась живым характером и неукротимой жаждой приключений, которую безошибочно чувствовали встречные мужчины. Никто не заметил, как на одной из экскурсий к красотке лихо подкатил гоночный автомобиль, и после минуты общения яркий сарафанчик бесследно исчез в обтекаемой капсуле автомобиля. Когда мама, заслушавшись историей венгерских королей, оглянулась, Тани и след простыл. Напрасно бедняга провела под палящим солнцем несколько часов, дочь не возвращалась. Поиски студентки первого курса продлились почти до вечера, будапештская полиция, с трудом понимая плохой английский Лены, лишь развела руками. И тогда руководитель группы позвонила Лидии:

- Выручай, дорогая. Предчувствия меня не обманули, девчонка пропала, мать в истерике.

На Будапешт опускался теплый сиреневый вечер. Торговцы лимонадных палаток уже убирали товар, когда рядом затормозило авто, выпустив на тротуар элегантную энергичную женщину. Короткий разговор на прекрасном венгерском, и след пропажи нащупан. Фортель девчонки успел зафиксировать бармен ближайшего кафе. А еще через пару часов Таню нашли на набережной в объятьях темпераментного гонщика, где тот припарковал своего мустанга.

- Никакого похищения не было, - объяснил он Лидии растерянно, - мы просто решили покататься. - Но если что, я не прочь жениться.

Объяснялись влюбленные на английском и, похоже, прекрасно друг друга понимали, а вот собственное легкомыслие, стоящее матери девушки гипертонического криза, явно недооценили. Впрочем, крутую разборку предотвратила вся та же Лидия. Она оказалась не только изумительным гидом, тонким поэтом прелестей Венгрии, но и ангелом-хранителем всех влюбленных.

- А все потому, что сама влюблена, - призналась она. - И уже четверть века.

В Будапешт из Челябинска отчаянную сибирскую девчонку закинула роковая любовь. На завод, где она работала заведующей архивным отделом, приехала группа венгерских техников - оснащать цеха прогрессивным импортным оборудованием. Решить бытовые проблемы друзей по соцлагерю поручили Лидии, как комсомолке, активистке, спортсменке и красавице. В отличие от своих ровесниц, она держалась с парнями чисто дружески, без женского кокетства и дальнего прицела, чем и сразила Деже, мгновенно атакованного поклонницами. Но в своих чувствах он признался ей лишь над облаками, оказавшись с Лидией в одном самолете: он летел в отпуск домой, она - в Москву, как лауреат областного смотра художественной самодеятельности. Разлука не ослабила чувств пылкого венгра, а напротив укрепила в мысли, что эта девушка - его судьба. И, вернувшись в Челябинск, Лидия узнала, что Деже уже несколько дней атакует ее рабочий телефон.

- Вот тут-то я и попала под колпак КГБ, - вспоминает весело Лидия. - Вначале меня вызвала начальница, очень славная тетка, мы и сейчас с ней переписываемся, и говорит - "тебе наших поклонников мало? Не порть себе биографию. За связь с иностранцем тебя выгонят из комсомола, а следом меня, из партии". Дальше - больше. Вызывают в первый отдел завода, были раньше такие секретные резиденции КГБ на предприятиях, неофициально работающих на оборонку. И милый старичок Петр Ефимыч, грозно сдвинув брови, вопрошает со всей партийной прямотой - "у этого мадьяра мужской причендал что ли лучше?" "Ну вы и пошляк, отвечаю, есть такая штука любовь, не слышали, случаем?" За дерзость и моральную неустойчивость перевели меня из архивариусов в фотографы, а Деже, как узнал, схватил за руку и в загс поволок.

- Почему поволок, ты разве сопротивлялась? - спрашиваю.

- Ну что ты! - смеется Лидия. - Деже был принцем на белом коне. Интеллигентный, деликатный, внимательный, а какими духами он пах на фоне сибирского перегара! Но у меня уже был отрицательный опыт - неудачное замужество, и я дула на воду.

Выйти замуж за венгра в 1975-м году оказалось совсем не просто. Трижды в загсе возвращали документы, ссылаясь на запрет КГБ, а тамошние чекисты многозначительно прикрывались Москвой - дескать, выполняем столичную указивку. Пока застенчивый Деже сам не пробился на прием к главному гэбэшнику Челябинска. Что уж он говорил, до сих пор покрыто тайной, но на утро позвонили из загса - "Через месяц вас зарегистрируем, устраивает?"

Репортаж о свадьбе Лидии и Деже появился в газете "Вечерний Челябинск". Этот ветхий пожелтевший номер с фотографией счастливых молодоженов, шагающих по городскому проспекту, по сей день хранится в семейном архиве. Еще несколько лет пара дружно прожила в России - специалиста по модернизации приглашали на крупные заводы то Новосибирска, то Ленинграда, и верная жена Лидия моталась с детишками следом. А когда переехали в Будапешт, комсомольскую смелость и настойчивость проявила она, добившись в профсоюзе, чтобы выпавшему из квартирной очереди Деже дали заслуженную жилплощадь.

- А завод еще существует? - спрашиваю самого востребованного русскоязычными группами гида. - Ведь он, по сути, ваша сваха.

- Наша сваха, скорей КГБ, - отвечает она. - Не будь с его стороны такого прессинга, мы бы еще долго созревали. Ни завода, ни комитета госбезопасности больше нет. Завод разбился на несколько частных производств, в СБУ работают другие люди.

А вот одного из бдительных кэгэбэшников Лидия, приехав в гости в Челябинск, неожиданно встретила на ...паперти. И "морально неустойчивая" комсомолка оплатила его лечение.

Серебряную свадьбу Лидия и ее венгерский принц отметили высоко в горах, среди звезд и хрустальных ручьев. Дочь и сын устроили им настоящий водопад из цветов. А с русскими туристами в эти дни, к счастью, ничего не случилось.


© Марина КОРЕЦ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!