Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Исмаил и Блудный отец

К Наталье Петровне сватались многие мужчины, но, узнав про троих детей, настораживались, а, увидев фотографию, ретировались. Один профессор, правда, не испугался, но предложил сдать детей в интернат.


По Лондону везли в красивом двухэтажном автобусе. Исмаил сосредоточенно молчал. Он помнил этот город цепкой детской памятью, город, который навсегда был связан с образом отца.

- Если ты увидишь его, - сказала на прощанье мама, спроси, почему он так поступил.

Мама верила, что в многомиллионной столице можно встретить того, кто оставил их десять лет назад, пообещав забрать через пару месяцев. Как верила долгие годы, что ее африканский принц прилетит за ними на крыльях любви.

Чемпион мира по боксу среди кадетов летел в Лондон за очередным триумфом, зная, что или победит, или умрет на ринге. Он не ошибся, город, отнявший у него отца, и когда-то надменно отвергший его с братьями, захлебнулся восторгами и комплиментами. Когда многотысячный зал скандировал имя юного чемпиона, а разноязыкие репортеры устремили на Исмаила телекамеры и вспышки фотоаппаратов, он увидел в первом ряду рыдающего чернокожего мужчину.

- Май бэбби! - кинулся тот на перерез уходящему из зала Исмаилу. Крепкое русское словцо, давно заготовленное на такой фантастический случай, так и не сорвалось с мальчишеских губ. Мамино воспитание оказалось сильнее обиды. Вечером Исмаил позвонил бабушке в Мариуполь.

- Я же говорила, что ты победишь! - закричала восторженно хрупкая старушка.

- Я видел отца, - сказал Исмаил, - что делать?

- Поговори с ним, - разрешила бабушка. - Даже преступник имеет право на защиту.

...Мариупольская красавица Наташа, комсомолка, отличница и спортсменка, влюбилась в подданного страны Сьере Лион Мохамеда Саллеха, учась на втором курсе Запорожского мединститута. Родители, узнав о ее намерении выйти замуж за африканца, встали на дыбы:

- Что за блажь, у тебя такое будущее, такие женихи!

Особенно неистовствовал отец: "Родишь негритенка, выгоню из дома!" Наташа по очереди родила троих - Раджика, Исмаила и Стефана. Муж Мохамед, студент строительного института, был на седьмом небе от счастья. Семья ютилась в общежитии, Мохамед работал инженером, а Наташа готовила на общей кухне его любимый африканский плов с овощами. Жили скромно, как большинство советских семей, но дружно и счастливо, у них действительно была большая любовь! Через пять лет совместной жизни, в 89-м году, Мохамед повез семью в город своей мечты, Лондон, это была разведка на предмет окончательного переезда. Но в гражданстве им отказали.

- Давай останемся на Украине, - уговаривала Наташа мужа.

- Что ты! - ужаснулся он. - У вас здесь такой расизм!

В том, что это не было преувеличением, Наташа убедилась не единожды, оставшись на родине одна со своими шоколадными мальчишками.

В скромной мариупольской квартирке заслуженных строителей СССР Валентины Григорьевны и Петра Стефановича главное украшение - фотографии внуков.

- Конечно, мы полюбили их всем сердцем, - рассказывает бабушка. И Мохамед это знал. Но когда отправлялся в Англию, все равно заставил меня написать расписку: "обещаю никогда не обижать мистера Раджика, мистера Исмаила и мистера Стефана". Он ехал с намерением устроиться, найти работу и забрать семью. Но больше не вернулся. У детей было трудное детство. Развал союза, в стране беспорядок, талоны, купоны, безработица. Мать в больнице получает копейки, чтоб прокормить детей мы с отцом пианино продали. Но бедность - не самое страшное. Зять был прав насчет расизма. В садике над внуками издевались, в школе дразнили, на улице швыряли камни. Когда им исполнилось восемь, семь и три года, я повела мальчишек во Дворец спорта на художественную гимнастику, они были такие гибкие, такие пластичные. Но выскочили тренеры, стали их тормошить и сообщили, что сделают из них отличных боксеров. Я возражать не стала, подумала - пусть идут, по крайней мере, смогут за себя постоять.

- Вначале мы решили, что самый талантливый Раджик, - продолжает бабушка, - он выиграл две Украины, на него возлагались большие надежды! Но мальчик не выдержал "перепада температур". Его атаковали друзья, девчонки, и ...он расслабился. У Исмаила характер другой. Он очень упорный, целеустремленный. Как говорит наш дедушка, он подхватил эстафетную палочку и понес дальше. Теперь внук под крылом у престижного клуба Елисеева, занимается с отличным тренером, получает стипендию, семье стало легче жить.

- Вы знаете, что на чемпионате мира в Азербайджане его отравили? А он все равно взял золото! И в Ливерпуле отличился, и в Лондоне. У него на руке все косточки поломаны, но Исмаилушка кремень. А еще он добрый, нежный, музыкальный. Обо всех заботится, беспокоится.

Застать братишек втроем - дело почти безнадежное. Каждый вечер у них тренировки. Мама, врач-гинеколог, тоже на работе допоздна. А вернется, и сразу - к плите: качественно накормить три растущих организма дело непростое. За долгие годы одиночества к Наталье Петровне сватались многие мужчины, но, узнав про троих детей, настораживались, а, увидев фотографию, ретировались. Один профессор, правда, не испугался, но предложил сдать детей в интернат. Исмаил мамин подвиг ценит, может, поэтому мечтает показать ей мир и ...выдать замуж за хорошего человека.

В тот день, когда мы с ним встретились, на Мариуполь обрушился снегопад.

Исмаил поглядывал на часы, беспокоясь за маму - как доберется с работы.

- А чем закончилась твоя лондонская встреча с отцом? - спросила я его.

- Он узнал обо мне из газет и пришел на турнир. Потом подкараулил у гостиницы и пригласил домой. Я отказывался, но потом пошел. Хотел понять, что же он за человек. Почему его полюбила мама, а он нас оставил. Хотел услышать что-то такое, что снимет с него вину. Но отец лишь плакал и говорил, что нас очень любит. Что до последнего мечтал нас забрать, но не получилось из-за проблем с гражданством. Его новая жена хлопотала по дому и не знала, чем меня угостить. А я сидел, как на иголках. Но тут появилась девчонка, такая смешная, забавная, как оказалось, моя сестра. Она стала тараторить, что всегда мечтала о брате. Я тоже мечтал о сестренке, и вся моя злость улетучилась.

- Вы говорили с ней по-английски?

- Это не проблема.

- А кем ты себя считаешь, я имею ввиду нацию?

- Конечно, украинцем!

- А что-нибудь африканское есть?

- Ну, внешность, я думаю, - смеется Исмаил, проводя по курчавым волосам длинными тонкими пальцами. - И темперамент. Я и на ринге быстрый.

- А девочки нравятся?

- Кому же они не нравятся. Но только я - не отец. За свои поступки отвечаю.

Сегодня многие девушки Мариуполя мечтают пройтись в компании братьев Саллех. Стройные, рослые (старшие - метр девяносто) они олицетворяют собой красоту, мужество и удачу. Но пока в этом смысле везет только маме.


© Марина КОРЕЦ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!


можно заказать фотообои в этом магазине