Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Американец и последние ангелы

Наша учительница, сразив заокеанского миллионера, отказалась стать его женой, не пожелав расстаться со своей собакой.


В Кривом Роге Маргарита знаменита. Великую истину, озвученную Экзюпери, - мы в ответе за тех, кого приручили, - она доказала собственным примером. Виновница любовной драмы - Рони, не подозревая о жертве хозяйки, весело носится по квартире, зажав зубами подарок американского миллионера - ярко желтый мячик. Рядом с телевизором - другая реликвия - фарфоровая ваза в виде зажмурившейся девушки с невероятно длинной шеей. Это тоже подарок жениха, который не в пример отечественным кавалерам тонко ухватил главную суть Маргариты - возвышенную, романтичную натуру.

- Вазу он прислал 11-го мая, в день моего рождения, - поясняет хозяйка, - с одиннадцатью белыми розами. Ричард вообще любил делать подарки. Однажды позвонили в дверь и внесли огромную корзину с продуктами, икрой, маслинами - он боялся, что я умираю здесь от голода. А это тоже подарок для Рони (хозяйка открывает шкаф и показывает мне сверкающую никелем просторную клетку). В ней она должна была въехать в новую, американскую жизнь. Ричард собственноручно купил и клетку, и чемодан, чтоб не сомневаться в моем приезде.

- Так значит, он не был против собаки? - недоумеваю я.

- Мне кажется, он блефовал, - грустно улыбается Маргарита, - думал, что если откажется от Рони в последний момент, мне некуда будет деваться - с работы уволюсь, из квартиры выпишусь, да и билет на руках - сильнее любого магнита. Но получилось по-другому...

С американским нефтяным магнатом криворожская учительница английского познакомилась, как модно, по Интернету. Трехмесячная переписка и разговоры по телефону вылились в милую дружбу и привязанность, и Ричард начал настаивать на встрече: выбирай любой европейский город, и я присылаю билеты. Она выбрала Париж. И туристическую визу, и билет принесли ей на дом, избавив от беготни и забот, оставалось взять отпуск за свой счет. В последнем письме Маргарита не удержалась от комплексов:

"Надеюсь, тебя не смутит мой черный кролик и ты не спрячешься под трапом?"

Ответ был галантен: "Главное - твоя душа, которую не найдешь ни на каком прилавке". В Париже они обменялись сюрпризами: в День Святого Валентина Ричард подарил ей сногсшибательный вечерний наряд и заказал столик в знаменитом варьете Мулен Руж, а украинская красавица уведомила поклонника, что она - дама строгих правил и в номере никого не принимает, даже его. Восемь дней упоительного путешествия по городу любви, легкость общения, родственность душ, интересов и вкусов могли бы любой вскружить голову, но только не Маргарите. Максимальной вольностью, позволенной американцу, оставался дружеский поцелуй в щечку.

- Я искал покорную украинку, а наткнулся на истинную американку, - пошутил нефтяной магнат во время экскурсии по Версалю.

- Подарки я верну, - приняла замечание за упрек Маргарита.

- Ты обиделась?- испугался Ричард.

- Разочаровалась, - поправила она.

Когда респектабельный мужчина, сверкнув бриллиантовыми запонками, встал на глазах экскурсантов на колено и взволнованно произнес любовное признание, сентиментальные европейцы восторженно зааплодировали. Домой Маргарита уезжала полноправной невестой, с подарками для сына, будущих родственников и даже любимицы Рони. Три месяца готовилась виза невесты, три месяца они общались взахлеб и по телефону, и по Интернету. Маргарита знала не только обстановку роскошного дома на берегу Мексиканского залива и прелести принадлежащих Ричарду отелей, но и его привычки, любимые блюда, распорядок дня, и, конечно, проделки маленьких любимцев - двух йоркширских терьерчиков, живущих с хозяином десять лет. Она, в свою очередь, растрогала жениха рассказами о своих подопечных. Двухмесячного щенка стаффордширского терьера с вывихнутыми при родах лапками она спасала от смерти, выкупив у выбраковавших его хозяев. Любовь и терпение сделали чудо: Рони выросла умницей и красавицей. А живущую теперь у мамы Джесику Маргарита подобрала на улице. Израненную собаку выкинули умирать на дорогу, но она отвезла ее к ветеринару, и операция поставила беднягу на лапы.

Наконец, все формальности были улажены, назначена дата вылета, раздарены вещи и собраны сумки.

- Моя мама и мои друзья мечтают заключить тебя в объятья, - сообщил по телефону счастливый Ричард. - А я просто умираю от нетерпения любить тебя. Но есть одна просьба, дорогая, - Рони сюда не бери, пристрой в хорошие руки. Она боевой породы, и, боюсь, не уживется с моими четвероногими малышами.

Это был удар ниже пояса. Маргарита потеряла сон и аппетит. Сутками напролет она ломала голову, что делать. Рони, почувствовав беду, тоже отворачивалась от миски, больше лежала в ногах, поскуливая и преданно водрузив голову на тапочки. Маргарита представила, как отдаст ее, как собака будет страдать, и окончательно поняла, что на предательство не способна.

- Без Рони я не смогу, - сообщила она жениху. - Ей уже восемь лет, она не признаёт других и без меня просто умрет с тоски.

Еще месяц тот бомбардировал ее аргументами и железными доводами, уповая на здравый смысл своей избранницы, но Маргарита руководствовалась понятиями, не управляемыми логикой. Наконец, устал и жених. Он накричал на строптивую невесту по телефону, а потом прислал прощальное письмо: "Я тоже не могу выгнать своих питомцев! Будь счастлива, украинская американка. Я опять перед тобой на коленях".

На вложенной в конверт фотографии своих собачек он сентиментально написал: "Собаки - последние ангелы на земле, почему же они мешают нашему счастью?"

В двухкомнатной "хрущебе" Залюбовских - аскетическая чистота. Последняя вещь покупалась хозяйкой еще при социализме. Под окнами романтично журчит ручеек. - Откуда он в заасфальтированном микрорайоне? - удивился бы Ричард.

- Прорвавшая канализация, - извинилась бы Маргарита.

Я рассматриваю яркие парижские фотографии - кадры красивой мелодрамы. У Ричарда доброе лицо, он вообще похож на Пьера Безухова. А Маргарита - блистательная реклама для всех славянских невест.

- Редиска ваш американец, - говорю хозяйке сочувственно, но она заступается:

- Он добрый, порядочный человек, мы с ним очень похожи, и, наверное, были бы счастливы. Но не такой ценой! Если бы кто-то из нас пусть даже во имя личного счастья отказался от своих животных, его бы замучили угрызения совести.

О чудачестве учительницы, ради пса отказавшейся от личного счастья, написала местная газета, и в адрес Маргариты посыпались письма. Обманутые и униженные сограждане благодарили ее за верность высоким идеалам, за то, что они снова поверили - не все продается и покупается. Поддержал и сын, хотя какой юнец не мечтал гонять по свету на шикарном авто и развлекаться в лучших клубах? Вместо этого бегает в институт в тесной школьной курточке, экономя на "маршрутках". Но одно письмо Маргариту расстроило.

"Вы не умеете любить, - написала незнакомая женщина. - Когда любишь, бросаешь все, не только собаку, но и ребенка. Дайте мне адрес Ричарда!". Быть может, это была та самая покорная украинка, которую искал по началу американец?

А у криворожской красавицы впереди утомительная борьба за существование, как у любой украинской учительницы. Но она ни о чем не жалеет.


© Марина КОРЕЦ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!