Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





День рождения с любимой женщиной

Вот уже третий год знаменитый актер Борислав Брондуков не покидает дом в Быковне под Киевом. Остряк, весельчак и непревзойденный мастер розыгрыша не выходит к гостям и журналистам, а единственной связующей ниточкой с большим миром для него остается жена.


Несмотря на тяготы, выпавшие на долю этой удивительной женщины, она и сейчас необыкновенно красива. "Святая" - говорят о Екатерине Петровне актеры, знающие, как неустанно и нежно она ухаживает за Бориславом, как легко и без малейшего сожаления ушла от мирских радостей и светской жизни, все силы бросив на спасение мужа.

- Когда-то в этом самом доме Бронечка просил мои руки, - тихо улыбается Екатерина Петровна. Потому мы сюда и перебрались, к земле и красоте, когда Бронечке стало плохо.

Сегодня взять интервью у любимого актера, это значит, пообщаться с его супругой. Свою красавицу Катаринку Бронисолав Николаевич гордо и нежно величал своей душой, так что в принципе все логично: пока плоть его дремлет на диване, по-детски подложив под щеку ладонь, душа открыта к диалогу.

Первый вопрос, конечно, о здоровье: есть ли динамика к улучшению?

- Три инсульта и тяжелая операция, которую перенес Бронечка, осложнились приступами эпилепсии, но сейчас, слава Богу, болезнь отступает, - вздыхает Екатерина Петровна. - Говорить он еще не может, но мы понимаем друг друга без слов, ведь у любящих свой язык: взглядов, мимики, жестов. Стараемся не лежать на месте: Бронечка опирается мне на плечи и тихонько, мелкими шажками ходит по дому, а летом выбирается в сад. Там столько жизни и земного великолепия, что он светлеет лицом и на глазах оживает. Я посадила специально для него голландские тюльпаны и ромашки, высокие, в Бронечкин рост. Летом он целый день - в цветах, и спит, и ест, и летний душ принимает.

- Говорят, вам недавно предложили роль в кино, но вы отказались потому, что не хотели оставлять мужа на посторонних людей?

- Роль в кино? - смеется Екатерина Петровна, - Это чьи-то фантазии. С моей карьерой актрисы покончено давно и навсегда. Но даже если бы такое и случилось, я действительно не оставила бы Бронечку.

- Но вы хоть изредка выходите в свет? В театр, кино, какие-то тусовки? Вы еще так молоды!

- Только в магазин и на базар. Мне ничего не хочется без мужа. А насчет молодости вы преувеличиваете, я младше Бронечки только на двенадцать лет, а ему на днях исполнилось 65. К слову, тусовки, как сейчас говорят, я никогда не любила. И нарядами не увлекалась. Помню, вернемся с подругой с концертных гастролей, она - в ювелирный, а я - на базар. Накуплю всяких вкусностей - и домой!

- Как же вы познакомились с мужем?

- Это было очень давно. Я до Бронечки ни с кем не встречалась, даже за руку не держалась. Была хорошей девочкой и страстно мечтала стать актрисой. С моей подругой Людой Борисовой, режиссером, мы приехали в аэропорт, проводить на съемки популярного актера Ивана Миколайчука. Стоим, ждем, и вдруг видим - Иван шагает по залу, красавец, чьи фотографии продавались во всех киосках, а рядом маленький смешной человечек с чемоданом. Наверное, носильщик, - подумала я. Иван подошел, представил нам Брондукова, как очень талантливого коллегу, и отошел с Людой в сторону. Я села скромно на лавочку, а Броня тут же пристроился рядом и смотрит на меня так нахально. Вот, думаю, бессовестный какой! Он что-то спрашивает, а я отвернулась и молчу. Люда увидела эту картину, подошла, наклонилась и шепчет на ухо: "Ты чего надулась? Он будет очень знаменит и в театральный тебя сможет подготовить, лучше, чем я, а ну улыбнись!" Тогда я чуть-чуть оттаяла, и стала отвечать на вопросы. Узнала, что Броня недавно снялся в "Каменном кресте" и получил награду за лучшую мужскую роль, призналась, что тоже хочу быть актрисой. После той встречи он сам позвонил Люде и сказал, что втрескался по уши и хочет меня увидеть. Вот и готовь ее в театральный - сказала Люда. Мы стали встречаться почти каждый день, Бронечка учил меня актерскому мастерству и потихоньку приручал, обольщая своим человеческим и актерским обаянием. В институт я поступила, чем Брня был очень горд, и, благодаря ему, сразу попала в круг известных украинских актеров. На творческих посиделках у Миколайчука он представлял меня, как свою девушку, хотя наши отношения не выходили за рамки дружеских. Мне, конечно, льстило всеобщее внимание и явная влюбленность Бронечки, забавляло то, что нас все усилено сватали. И постепенно я привыкла к мысли, что Броня - моя судьба.

В феврале 69-го мы устроили помолвку. Это было так романтично! Я приехала к нему в Одессу на съемки, Бронечка заказал столик в шикарном ресторане "Черное море", пригласил Виктора Мережко, Георгия Юматова, Киру Муратову. Он был в строгом костюме, я - в красном вязаном платьице, которое мне очень шло. А потом он пришел ко мне в номер и до утра объяснялся в любви. Но между нами ничего такого не было, Бронечка щадил мои принципы.

- Ваши родители сразу приняли жениха?

- Папа был против, ему не нравилась разница в возрасте. Так что в Одессу я уехала тайно, под видом актерских проб. Но потом родители его полюбили. А вот Бронечкина мама со мной так и не смирилась до смерти, хоть и жила с нами восемнадцать лет. Ей все время казалось, что я его люблю недостаточно, я думаю, это была обычная материнская ревность.

- Маму можно понять. Вас никогда не пытались отбить актеры другого амплуа - разные там герои-любовники?

- Бронечка, случалось, ревновал, и я его ревновала. У нас была нормальная супружеская жизнь. Но понимаете в чем дело? Нам было так тепло и уютно вместе, что этого не стоили никакие острые ощущения на стороне. Я и кино оставила потому, что Бронечке было так спокойней - знать, что жена всегда дома, дети ухожены и все его ждут с нетерпеньем.

- Но он ведь много снимался, а значит, подолгу отсутствовал. Вы же такая молодая, красивая, не было обидно?

- Он мне очень часто писал, и я эти письма сохранила. Теперь вот сажусь с ним рядом, перечитываю и будто слышу родной голос.

Екатерина Петровна приносит резную шкатулку, вынимает пачку писем.

"Люба моя, душа моя Катаринка! Как же я по тебе стосковался! Ты мой рай на этой грешной земле!" А сколько стихов написал, хватило б на маленький томик.

- Значит, комиком он был только на экране, а в жизни - лириком?

- Он и то, и другое, и третье. Энергичный, жизнерадостный, шустрый, с потрясающей самоиронией, и - нежный, ранимый, сентиментальный, и - принципиальный, с чувством собственного достоинства. Мне понравилось, как один журналист написал в "Советском экране". Он долго приставал к Брондукову с вопросом, в чем его актерское кредо. Пока тот не ответил: "хочется, чтоб в каждом отозвалось чувство собственного достоинства". Жить с ним было легко и радостно, бывало с утра в нашем доме смех.

- А как он пришел в кино?

- Бронечка родом из-под Киева, есть такое село Дубава. После школы закончил строительный техникум, работал прорабом и играл в народном театре при заводе "Арсенал". Там и понял, что его призвание сцена. Но когда пришел поступать в театральный, его перебили:

- Молодой человек, вы не ошиблись? Это не ваше заведение.

В комиссии сидел Николай Добровольский, видевший его на заводских спектаклях, он и сказал - я вам советую обратить на парня внимание. Пусть почитает монолог Голохвастого.

Боря взял тросточку, и комиссия затихла. А когда он закончил свой монолог, его кинулись все обнимать. В то время Виктор Илларионович Ивченко создавал свою кинематографическую мастерскую и взял к себе Брондукова, Миколайчука, Недашковскую и Бессараба. Все они очень сдружились, создав эдакое актерское братство, и все свободное время пропадали на квартире Миколайчука. Еще студентом Борислав Николаевич снялся в фильме Сергея Параджанова "Цветок на камне", потом тот говорил, что Броня - потрясающий импровизатор, просто фейерверк. Следующим был "Каменный крест" Леонида Осыки, где он сыграл злодея и стал знаменит. А дальше - популярные и всеми любимые "Афоня", "Здравствуй и прощай", "Вас ожидает гражданка Никанорова", "Мы из джаза" Шахназарова, "Опасные гастроли", "Две любови", "Табор уходит в небо". Александр Бородянский написал специально для Бронечки сценарий "Смотри в оба", где он сыграл товарища Лыкина. А всего ролей перевалило за сотню.

- Болезнь Борислава Николаевича лишила семьи кормильца, как же вы выживаете?

- Когда случился первый инсульт, Бронечка сумел восстановиться. Он даже сыграл у Аллы Суриковой в "Человеке с бульвара Капуцинов". А после второго, в 1993-м году, три дня лежал в коме, и я молилась Богу - пусть только выживет, ничего другого не боюсь! Бронечка выжил, но двигался с трудом, речь пострадала. Он очень изменился: не вставал с дивана, пребывал в тяжелой депрессии, часто говорил, что теперь никому не нужен. Но в 96-97 годах нас стали приглашать в Артек в жюри молодежного фестиваля "Жемчужины сезона", и он ожил, воспрянул духом. А третий инсульт случился дома, и кома длилась четырнадцать дней. Вот тогда старшему сыну пришлось бросить институт и пойти работать в казино. Я стала шить на заказ. Но все уходило на лекарства, и мы едва сводили концы с концами. Потом о нашей беде написали газеты, и со всего СНГ хлынули письма. Некоторые люди присылали посылки и переводы и все объяснялись Бронечке в любви. Помню одно письмо пришло из Иерусалима, адрес был такой - Киев, народному артисту Брондукову. Старый иммигрант писал, что засмотрел его фильмы до дыр и прислал пятьдесят долларов. Нас и сейчас не забывают. Друзья звонят и приходят в гости, год назад, в январе приехал Мережко и снял о Бронечке документальный фильм. Там я и письма его читала, и стихи. Фильм должен был появиться на ТВ-6, но канала не стало, и Виктор Иванович пообещал отдать мне ленту на память.

- У вашего мужа были друзья среди звезд?

- Он легко сходился с людьми. Когда снимался в "Шерлоке Холмсе", сдружился с Ливановым, в "Афоне" - с Леоновым, очень теплые отношения сложились с Гафтом, Капеляном, Бурковым, Эльдаром Рязановым и, особенно, с Мережко. Тот любил вспоминать, как первый раз увидел Брондукова: "захожу я в гостиную, а там странный тип сидит уркаганистой внешности, я даже хотел убежать." Бронечка очень любил разные розыгрыши. Когда Мережко знакомил его с режиссером Мельниковым, он напустил на себя вид мрачного типа. Его представляют, а он, честно глядя Мельникову в глаза, запустил два пальца в карман, вытащил кошелек и спрашивает - у вас ничего не пропало? Помню, Бессараба положили в больницу, Броня пришел навестить. И вдруг говорит - бедненький, тебе здесь так одиноко, я, пожалуй, с тобой переночую - и ложится на соседнюю кровать. Тот испугался, стал стаскивать - тебя же врачи заругают. А все было просто - Броню самого положили в ту же палату.

- И все же, Екатерина Петровна, неужели вы никогда не жалели, что загубили в себе талант актрисы?

Талант - это громко сказано. Бронечка любил говорить, что мой главный талант - это талант жены. Когда знакомые делали мне комплимент, что хорошо выгляжу, я всегда отвечала - за хорошим мужем. И это искренне, мне было с ним радостно, надежно и спокойно.

- Как вы считаете, ваш муж осознает степень своего заболевания?

- Конечно, и по кино он очень тоскует. Иногда мы смотрим фильмы с его участием, и тогда по щекам Бронечки текут слезы...


© Марина КОРЕЦ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!