Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Счастье опера Кладовой

"Ой, мамуль, судьба из-под земли достанет!" - отмахивалась Алёна. Так оно и случилось.


Красивая, успешная, энергичная... Когда пышногрудая блондинка в милицейской форме выходила из пепельного "Опеля", мужчины сворачивали головы. "Лучший опер Снежного", "Надежда сыска" - какими только эпитетами не награждали её коллеги. И вдруг такая "жалость" - железная леди растаяла, как Снегурочка, под прицелом сиротских глаз, доблестный лейтенант превратился в многодетную мамашу...


Алёнина жизнь - цепь случайностей, озарений и лихих виражей. Девочка из благополучной семьи, она долго не могла определиться с профессией. Пока искала себя, чего только не перепробовала - работала в больнице, на шахте, контролёром на рынке. Однажды участковый инспектор милиции, который ухаживал за блондинкой, взял её в рейд по "плохим" квартирам. И девушке открылась такая изнанка жизни, о которой она не подозревала: голодные дети, пьяные родители, избитые жёны. И была бессонная ночь, и мучительные раздумья, и неожиданное, но неоспоримое решение идти работать в милицию - "чтоб сделать мир лучше". Студентке юридического института предложили заняться розыском пропавших без вести, и она с головой окунулась в работу. Глядя, как дочь встаёт ни свет, ни заря, вскакивает посреди ночи по звонку и колесит по всей Украине, мама, всю жизнь посвятившая мужу и детям, тихонько сокрушалась: "А личная жизнь? В девках останешься!"

"Ой, мамуль, судьба из-под земли достанет!" - отмахивалась Алёна. Так оно и случилось. С Толиком она познакомилась "при исполнении" - попросила подвыпившего парня покинуть дискотеку, а тот вдруг стал ...объясняться в любви. Алёна посмеялась да и забыла, а Толик, как выяснилось, и впрямь влюбился, даже трезвенником стал. Настойчивые ухаживания возымели эффект, но свадьбы не играли, сошлись тихо, степенно, по-взрослому. Разве могла Алёна представить, что преданный муж подведёт её в самый ответственный момент - когда она станет мамой четверых детей?


Говорят, у каждой женщины свои биологические часы. В Алёне инстинкт материнства проснулся в тридцать лет. Долгожданной беременности не наступало, врачи предлагали лечение, на которое не было ни денег, ни времени. А тут, как по заказу, телевизионный сюжет - детский дом семейного типа, счастливые лица приёмных детей и родителей. Всё сфокусировалось в одной точке - новые эмоции, щемящая нежность к сиротам, жестоко обиженным судьбой, решительный характер и политика государства, объявившего поддержку домам семейного типа. Взять решили двух девочек - одну выберет Толик, другую Алёна. В детдоме их встретили десятки молящих глаз. Но Толик вытянул из толпы черноглазую Галю, похожую на него, как родная дочь. Алёна же "запала" на кукольную Анжелу. Таня подошла сама.

- Я всё умею, - сказала она, преданно заглянув в глаза, - рисовать, танцевать и петь. Возьми меня, мамочка, и ты меня полюбишь!


Для притирки больших и маленьких были отпущены новогодние праздники.

- Первый раз в своей жизни я отказалась от компании друзей и родственников, от оливье, шампанского и танцев до утра, - вспоминает высокая пышногрудая блондинка. - Меню было детским, культурная программа тоже - хороводы, конкурсы, стихи, конфеты, Дед Мороз. За три дня я устала как бобик, но чувствовала себя безумно счастливой. А потом началась суета - кипы разных бумаг, курсы в областном центре по делам семьи и молодёжи, короткие встречи с детьми в раздевалке детдома и вердикт очередной комиссии: чтобы забрать детей, надо достроить пристройку к дому, которую начал ещё отец, но не успел завершить, погиб в шахте. Денег на это не было, и я решила продать наш "Опель". Зато детки въезжали в хоромы: каждого ждала отдельная комната, общая игровая, гостиная с телевизором. Девять комнат, плюс кухня, столовая, ванная и туалет.


Дети Кладовой достались сложные: 3-х летняя Галя, лысенькая, с глазами волчонка, не разговаривала, красотка Анжела кричала по ночам (её родная мама убила папу и теперь сидела в тюрьме). А Таня готова была на всё, лишь бы завоевать первенство в мамином сердце. А тут ещё позвонили из службы по делам семьи и молодёжи и сообщили: в донецком доме ребёнка нашлась сестрёнка Гали. По существующим правилам Кладовы обязаны были взять и её. У 3-х летней Насти оказался такой букет заболеваний, что не хватило странички в медкарточке. Но у Алёны даже мускул на лице не дрогнул. "Возьмём и вылечим!" - заявила она уверенно.


Превращение опера Кладовой в многодетную мамашу мягко говоря озадачило милицейское начальство. Алёну попытались образумить по-дружески: напомнили о страшных генах, заложенных в детях, о непредсказуемости их биологических родителей, которые выйдут когда-то из тюрем. Но та и слышать ничего не хотела. Тогда в ход пошла тяжёлая артиллерия: лучшему оперу города Снежное (этим званием Кладову наградили по итогам года) предложили написать рапорт на увольнение. И она написала.

- Ты с ума сошла! - возмутился муж, очень уважавший погоны супруги. - А если бы я поставил такой ультиматум - "я или девчонки", кого бы ты выбрала?

- Ну конечно детей! - ни на секунду не задумалась Алёна.

Могла ли она знать, что через каких-то полгода шутка станет реальностью? Толик приревновал её к приёмным дочкам и действительно выдвинул ультиматум. А она действительно выбрала девочек...


Лето выдалось жарким и трудным. Подружки разъехались по морям, а скороспелая мать сражалась с детской астмой, эпилепсией и миокардитом, учила девчонок правильно есть, говорить, не лазить по карманам, быть аккуратными и красивыми. Когда спадала жара, семья выбиралась в сад - читали книжки, учили стихи. Во время таких посиделок и пиликнула в телефоне смс-ка: "солнце, едем на море!"

- Я подумала, подкалывают друзья-опера, и ответила с "перчиком", - рассказывает Алёна. И вдруг ответ: "Вот это девушка! Всегда о такой мечтал!" Короче, началась переписка "втёмную", а потом Родион позвонил - "Давай увидимся!" "Хорошо, - ответила я. - Но сразу предупреждаю - я толстая, страшная и у меня четверо детей". Оказалось, он из Донецка, сам из многодетной семьи. История моего материнства его так потрясла, что Родик попросился в гости - привезти девчонкам подарки. "Только я тебе ничем не обязана!" - предупредила я. "И я тебе тоже", - поспешно ответил Родик. Это потом он сказал, что влюбился с первого взгляда!

Вот уже пять месяцев Родион приезжает в Снежное на выходные. Девчонки его обожают и подкупающе называют папой. А он выкладывает деликатесы и свежие ватрушки "от бабушки" - его маму нисколько не пугает выбор сына, привязавшегося к многодетному оперу.

К поступку Алёны Кладовой в Снежном отнеслись по-разному. Одни считают его духовным подвигом, другие искренне жалеют "молодую девку", третьи пытаются усмотреть корысть. "Ей же 800 гривен государство за воспитание платит!" - завистливо доказывала мне одна мадама. Но сказать, что Кладова плохая мать не могут даже противники, коих у девушки с характером хватает.

- Может даже слишком хорошая, - утверждает соседка Татьяна. - Она ж из-за этой материнской любви врага себе нажила!

"Враг" у многодетной матери очень серьёзный - мэр города. А причина раздора до неприличия смешна.

- В садике, куда ходит Анжелка, готовились к новогоднему утреннику. И я настояла, чтоб роль Снегурочки дали ей. Посмотрите, какая она артистичная! Мама "штатной" Снегурочки устроила мне скандал, пригрозив неприятностями. Так и вышло. Оказалось, что моя "конкурентка" пользуется покровительством мэрского семейства, - грустно улыбается Алёна.

Наказание последовало незамедлительно: исполком отказал в ходатайстве опекунскому совету присвоить семье статус семейного детского дома.

Факт неприязни мэра к бывшему оперу мне подтвердили и в исполкоме, правда, причины назвали другие - уж больно энергична эта Кладова, все препятствия берёт по-ментовски нахраписто.

- Ну где это видано - явилась к городскому голове и стала требовать в аренду старые "Жигули", стоящие в гараже исполкома! Дескать, транспорт в Снежном ходит плохо, дети болеют, а машину она лично отремонтирует. Тот, конечно же, отказал, мэру видней, кому машины давать. Так она нашла поручителей и взяла машину в кредит! - рассказала мне с возмущением одна из чиновниц. - Не удивительно, что мэр обвинил эту Кладову в использовании детских денег в корыстных целях.

- Зато девочки теперь не мёрзнут на остановках, я вожу их и в садик, и в цирк, и в кукольный театр, и на кружки, - радуется Алёна.


- Ты такая хорошая! - обняла как-то маму Анжелка. - Но зачем ты папу убила? Помнишь, как тебя милиция забирала?

- Я просто дара речи лишилась, - рассказывает Алёна. - Только потом дошло, что у ребёнка всё перепуталось: старая семья с новой. Спасибо бабушке, которая мгновенно сориентировалась. Это тебе приснилось, сказала она. Папа приедет на выходные! Мама - сама была милиционером, вон её форма висит в шкафу. А мы никогда никого не обидим - ни птичку, ни зверюшку, ни человека.

- Неужели не скучаешь по прошлой жизни?- спросила я на прощанье.

- По работе скучаю ужасно, - призналась Алёна. - Даже в рейды хожу во сне. Но дети всё же важней.


© Марина КОРЕЦ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!