Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Красавица и чудовище

Чтобы Света никому не досталась, муж плеснул ей в лицо кислотой. Но ослепшую, изуродованную девушку полюбил и вернул к жизни другой мужчина.


Светин город зовут Лебедин, и сама она, будто лебедь - нежная, изящная, грациозная. С такой внешностью не спрячешься, не затеряешься в толпе. Когда ее, двадцатилетнюю, увидел Виктор Ганжа, то сразу сказал - "ты моя!" Сам собрал ее вещички в общежитии и за руку привел домой - "посмотри, мам, какая кукла! Эта женщина создана для меня". Они и впрямь хорошо смотрелись - мужественный тридцатилетний мужчина и юная, трогательная блондинка.

Света всегда мечтала о сильном мужчине, решительном, бесстрашном, завоевателе. Чтоб за ним, как за каменной стеной, как ниточка за иголочкой. Готовить, стирать, наводить уют для нее было не в тягость, в нарядах и внимании мужчин не нуждалась: любая тряпочка сидела на ней стильно, а внимания итак было с избытком. Циничному, битому жизнью Виктору это льстило. Он был самолюбивым, самоуверенным, избалованным женщинами. И хотя успехов в жизни не достиг и богатства не нажил, похвалялся тем, что имел - две судимости за "хулиганку", любящая, преданная мать, мужественная внешность. А еще он оказался превосходным сказочником: "Ты у меня как принцесса жить будешь! - пел он Свете на ушко, - Только потерпи немного. Мне после зоны восстановиться надо, придти в себя, осмотреться. А потом я весь свет удивлю!"

Покладистая Света терпела, работала, готовила дома чудеса кулинарии на свою скромную зарплату и старалась не ругать любимого за пьянки-гулянки. Обещал же, что это временно, перебесится. А потом счастливая новость совпала с плохой. В тот день, когда Светлана узнала, что беременна, ей позвонила на работу свекровь и сообщила, что "Витю взяли!" Пьяный ухарь снова накуролесил - кого-то избил, что-то разбил, оказал сопротивление работникам милиции. "Ты будешь меня ждать?" - спросил он в суде. "Конечно! - пообещала Света, глотая слезы. - Только ты возвращайся другим, хорошо? Ведь для счастья так мало надо - работать и любить друг друга!"

Милая, наивная девочка, она и предположить не могла, какому зверю вверила свою судьбу. Освободился Виктор по УДО (условно-досрочно), за хорошее поведение. И все началось сначала. Только теперь, напившись, он избивал жену, требуя признаться, с кем она ему изменяла. А потом валялся в ногах, выпрашивая прощения. Однажды Светлана встретилась на улице со своею первой любовью. Остановились, разговорились, и вдруг, откуда ни возьмись, вылетает взбешенный Виктор: "Так вот ты какая тихоня! Что, застукал?" "Соперник" с сотрясением мозга угодил в больницу, у Светланы было сломано два ребра, досталось даже маленькой дочке, стоящей рядом. "Будешь меня ждать?" - спросил он на очередном судебном заседании. "Нет! - решительно ответила девушка. - У тебя своя дорога, у меня своя. Забудь про меня и Снежану."

И родители Светы, и ее интуиция подсказывали - из города надо уезжать, вернется Виктор, в покое не оставит. И она уехала в Донецк, устроилась сиделкой к тяжело больной женщине, определила дочку в садик. О личной жизни не думала, но однажды к ее подопечной приехал с Cевера сын, увидел сиделку и ...влюбился. Павел оказался полной противоположностью мужу - спокойный, рассудительный, работящий. Прошел отпуск, а уезжать назад не хотелось. "Вот бы забрать тебя в Воркуту, ты бы в городе первой красавицей стала!" - вырвалось у него на прощанье. Голубые глаза затуманились - неужели она снова любима, и судьба дает новый шанс на счастливую, гармоничную жизнь?

В тот безмятежный летний день Света как всегда хлопотала в саду. Она любила и понимала все живое, и природа отвечала ей взаимностью. Деревья, которых касалась ее рука, давали щедрый урожай, цветы расцветали и раньше, и ярче, чем у соседей. Внезапно из-за забора, с улицы, донесся знакомый до жути голос.

- В дом пригласишь, хозяюшка?

У калитки, зловеще скалясь, стоял бывший муж.

- Если появится Павел, Виктор его разорвет, - мелькнуло у Светланы в голове. И, позвав игравшуюся с куклой дочку, Света шагнула навстречу, - Дом не мой, пригласить не могу. Пошли погуляем по городу.

Разговор получился короткий.

- Так не вернешься ко мне? - спросил Виктор.

- Без тебя лучше! - ответила Света.

- У тебя кто-то есть?

- Только дочь, мне никого не надо.

- Давай посидим на лавочке, - потянул ее за руку бывший муж. - Хочу последний раз посмотреть в твои прекрасные голубые глаза.

Знала бы Света, какой страшный смысл вложил он в эти слова! Они присели на лавочке возле какого-то учреждения, Виктор достал из кармана маленькую бутылочку.

- Давай обмоем наш разрыв. Выпьешь чуть-чуть со мной?

- Пей сам, - устало ответила Света. "Не доставайся же никому!" - ухмыльнулся Виктор. А в следующую секунду адская боль опалила лицо и глаза, и последнее, что Света увидела, было кричащее, искаженное ужасом лицо Снежаны.

Полюбоваться на дело своих рук изверг явился в больницу через три дня. "Теперь тебе только в страшилках сниматься, - пошутил он "добродушно" и добавил, - Но я и такую тебя люблю, без глаз, без носа и волос! Так что не вздумай что-то сделать с собой. Погуляла, и будет."

Задержать преступника не успели, он беспрепятственно скрылся на просторах России. И если бы не новое преступление, совершенное за границей, то, что он сделал со Светой, так и осталось бы безнаказанным. О Павле Светлана больше не слышала. Все тяготы по уходу за незрячей матерью легли на плечи пятилетней Снежаны. Делясь воспоминаниями о первых месяцах после трагедии, эта мужественная девочка вздыхает почти как старушка: "Мама тогда была как маленькая, а я - как большая". А Светлана без преувеличения говорит: "Если бы не Снежа, меня бы уже не было на свете". Она не раз пыталась покончить жизнь самоубийством.

В Донецк Виктора экстрадировали из российской колонии. Когда он, окруженный конвоем, надменно прошествовал в зал суда, Светлана напряглась, как пружина. "Как он выглядит? - спросила она шепотом, - Не поседел?" Видно в сердце несчастной женщины еще теплилась слабая надежда на то, что отец ее ребенка раскаялся. И тут раздался ревнивый голос подсудимого. "О-о, да ты похорошела!"

Выступая в свою защиту, подсудимый говорил хорошо поставленным, "отрепетированным" голосом:

- Этого бы не случилось, если бы ты не сошлась с другим мужиком! Я, ваша честь, однолюб, хотя по натуре игривый. Вину не отрицаю - кислоту вылил, но не преднамеренно, спонтанно.

Мы сидим на залитом солнцем бревнышке у здания районного суда.

- Сирень цветет... - констатирует с грустью Света, втягивая носом аромат. Двое парней, проходящих мимо, кидают ей комплимент. На вид Светлане не больше двадцати пяти, и рослая Снежана, играющая в отдалении с отчимом маленьким мячиком, никак не смотрится ее дочкой. От десятков пластических операций, перенесенных женщиной, остались лишь два маленьких, едва заметных шрамика. Восстановленные светлые волосы легким нимбом обрамляют нежное лицо. Света по-прежнему - яркая, эффектная женщина, если ...не снимает темных очков.

- Как вы познакомились с Сергеем? - спрашиваю я.

- В Одессе, в больнице имени Филатова, где мне пытались восстанавливать глаза. Он приезжал к своей сестре, которая лежала со мной в одной палате. Мы пили чай, гуляли втроем в саду, о многом говорили. А когда я поехала в Харьков к подруге, Сережа встретил меня на вокзале и водил за руку по городу. Это были наши первые прикосновения... Потом два года переписки. Однажды он написал - "Я боюсь, что когда ты прозреешь, я тебе не понравлюсь". А я ответила - "Ты самый красивый на свете"!

Больше двух лет у Светы были зашиты оба глаза, а потом в правый вживили искусственный хрусталик, вернувший 0,4 процента зрения. Темные очки она снимает только дома - на восстановленный глаз смотреть жутковато - красный, без радужки и зрачка, только черная точка хрусталика. Другой по-прежнему зашит.

- Я вижу тени, - радуется Светлана, - и могу передвигаться без палочки. Вот если б то же самое проделать и со вторым глазом! Срок, отпущенный врачами, уходит, а денег на операцию нет!

- Я бы Светочке свой глаз отдал! - подсаживается к нам Сережа, - но таких пересадок не делают.

- Сережа, вы любите Свету? Или это жалость сильного к слабому?

- Свету нельзя не любить. За ее светлую душу, за характер - мягкий, женственный. Всю жизнь искал такую. А еще за мужество, с каким она держится. Ведь Светлана даже плакать не может.

- Виктору дали восемь лет, это не так уж много. Вдруг он вернется и снова захочет мстить?

- Я сумею ее защитить.

Светлана и Сергей живут в Лебедине. Светлана по-прежнему считает, что для счастья надо немного - любить друг друга и работать. А еще - глядеть в родные глаза. Но в городе нет постоянной работы, Сергей перебивается случайными заработками. И Светина мечта увидеть любимого тает день ото дня.


© Марина КОРЕЦ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!