Наброски - женский литературный журнал
Женский литературный журнал
Главная
Новости
Проза
Статьи
Поэзия
О нас
Ваши истории
К новым авторам
Знакомства
Контакты
Каталог женских и литературных ресурсов
Гостевая книга
Форум
Поиск
Женский литературный журнал
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишись на анонсы
новых поступлений

Наш журнал в Twitter

Наш журнал в Вконтакте

Журнал Наброски в формате RSS









Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Love.Linx.Ru - Любовь, знакомства, общение

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями Жити завтра, Ми поруч, Киев





Мужчинами рождаются

Когда Антон, потеряв сознание, пришел в себя, машина была забита людьми, даже на крыше лежал один. "Мне надо маму с братишками найти!" - попробовал протестовать парнишка, но люди умоляюще заголосили, и он снова завел мотор.


Нынешний праздник Победы украинское село Новобогдановка встретило на свежих руинах, три дня проведя в зоне настоящих военных действий. Самый крупный в Украине пожар на складах военной части под Мелитополем, где хранилось более 90 тысяч тонн боеприпасов, начался 6 мая. Реактивные снаряды разлетались в радиусе 10-40 километров, вспарывая огороды, дома и дороги. До сих пор на базарах соседних городов можно купить знаменитые мелитопольские дыни, начиненные осколками.

Нарушение техники безопасности на военных складах стоило жизни пяти мирным жителям и карьеры шести военнослужащим. Ущерб Минобороны Украины оценивается в 424,9 миллионов долларов, а населения - в 282,2 тысячи. Но масштабы трагедии могли быть гораздо страшней, если бы не героизм 16-летнего Антона. Пока в село спешили отряды МЧС и пожарные со всей Украины, он успел вывезти в безопасную зону больше сотни односельчан.


Новобогдановка и сейчас не отошла от той майской трагедии. Многие дома держатся на честном слове - балки треснули, рамы вывалились, грунтовые воды затопили подвалы. Пообещав все отремонтировать и компенсировать, руководство страны давно отвлеклось на выборы. Отремонтировали только школу да еще вместо разрушенного здания станции Федоровка построили модный, в европейском стиле вокзал.

- Комиссии приезжают, акты составляют, в прессе пишут о помощи международного сообщества, а я в любую секунду жду, когда крыша на голову рухнет, - возмущается бабушка Степанида, чей дом пострадал особенно сильно.

- Во-во! - горячо подхватывает соседка помоложе. - Кому несчастье и убыток, а кому слава и прибыток! Антону вон из Киева "Таврию" в подарок прислали!

- Перестань, Сергеевна, - укоряет женщину Степанида. - Он тебя первую из-под бомбежки вывез!

Женщина смущенно затихает, а бабуля мудро резюмирует:

- Слаб человек, слаб! Чужую беду переживает всем сердцем, а вот чужую радость пережить не может.

Добротный дом многодетной семьи Сокирко раскинулся на краю села, в 100 метрах от нефтебазы, той самой, о которой в трагические дни с ужасом говорила вся страна - если туда угодит снаряд, огонь сотрет село с лица земли и еще прихватит Мелитополь. Нефтебаза чудом уцелела, а вот огороды Сокирко были нафаршированы не взорвавшимися снарядами.

- Да не надо о нас писать! - умоляет меня Наталья Васильевна, мать героя, с опаской косясь на фотоаппарат. - Перед соседями неудобно. Тогда многие вели себя мужественно, помогали другим, а машину только сыну подарили. Я даже людям сказала: "приходите и разбирайте, кому что надо - кому мотор, кому колеса, кому кузов".

- Странная эта Наталья, - сказали мне в сельсовете, - с одной стороны некрасовская женщина - коня на ходу остановит, в горящую избу войдет, а с другой - божий человек, верующая, строгих правил. Она из Сибири к нам приехала такая представительная, в норковой шляпе, а здесь переоделась в платочек, подол подоткнула и давай вкалывать, не разгибая спины. Мужик у нее неплохой, но не лидер, а Наташе надо детей поднимать. Вот она и крутится - дом построила практически сама, муж на подхвате бегал. А какие дворовые постройки! И скотина у нее, и пчелы, и зерновые, и овощи. И дети как по заказу! Никто не пьет, не курит, баклуши не бьет. Может, это порода такая, сибирская?


О тех ужасных майских днях Наталья Васильевна и теперь не может говорить без дрожи:

- Когда на базе рванули первые снаряды, я кормила на кухне цыплят, вдруг слышу, что-то по крыше бахает, раз, второй, третий. Думала, мальчишки шалят, вышла поругать и застыла. Муж и дети стоят у забора, а над ними зловеще поднимается вверх черный ядерный гриб. Это потом нам сказали, что взорвалась бомба, имитатор атомной. Мама схватилась за сердце - "война", она ее ребенком застала, а в следующую секунду нас смело взрывной волной и припечатало к забору. Небо заволокло черным дымом, над головой полетели какие-то балки, арматура. Я схватила Данилушку, младшего, ему пять лет, посадила на велосипед и крикнула - спасайся! Помню, как он с криком ужаса крутил педальки в сторону элеватора, быстро-быстро удаляясь с глаз. Я забежала в дом и кричу Антошке - спасай сестру и бабушку! (Наша Маша инвалид, ни говорить, ни сидеть не может). А сама кинулась на другую улицу, ведь там невестка беременная и двое малюсеньких детей, моих внуков. Старший сын в тот день уехал в командировку...

Бабушка осела посреди двора и не могла пошевелиться. Антон схватил насос и накачал спущенные колеса давно нерабочей "пятерки" с оторванным задом. Понимая, что занимается глупостью, зажмурился и, помолившись, попробовал завести. И, о чудо, машина ожила, задрожав проржавевшим корпусом! Как сумел занести в салон сестру и затащить 70-ти килограммовую бабушку, как ехал по задымленным улицам, он не помнит. Километрах в тридцати от села высадил бабушку с сестрой на дороге, прикрыл клеенкой от дождя и, пообещав, что их обязательно подберут, повернул назад, спасать остальную семью. Но едва въехал в село, как машину накрыло взрывной волной и развернуло на 180 градусов.

Когда Антон, потеряв сознание, пришел в себя, машина была забита людьми, даже на крыше лежал один. "Мне надо маму с братишками найти!" - попробовал протестовать Антон, но люди умоляюще заголосили, и он снова завел мотор. В тот момент он отчетливо понял - до своих добраться не суждено, надо спасать всех подряд.

- И скольких людей ты вывез? - спрашиваю щупленького паренька, что-то сосредоточенно мастерящего во дворе.

- А кто же считал? - поднимает он серьезное, неулыбчивое лицо. - Когда кончился бензин, мне бросили канистру с горючим из проезжающей мимо машины. Ездил туда-сюда... Потом появились милицейские кордоны, и я стал огибать их через поля. Никого не искал, люди словно ждали меня и сами бросались навстречу. Я спрашивал их, что с моей улицей и не видел ли кто-нибудь маму. И один человек сказал - улицы больше нет, взорвалась нефтебаза, и родных твоих тоже нет.

- Мы нашли Антона на третий день, - вмешивается Наталья. - Когда машина исчерпала свои возможности, его подобрали на дороге эвакуаторы и отвезли в пансионат, к другим школьникам. Он не мог ни говорить, ни есть, так переживал потерю родных. А увидел нас и даже не улыбнулся - нахмуренные брови судорогой свело.

- А где были вы, когда Антон спасал односельчан?

- Мы с невесткой Наташей пробежали с детьми на руках восемь километров, рядом двигались сотни других людей. Взрывы не затихали ни на минуту. Где-то по дороге к нам прибилась маленькая собачонка. Чувствуя приближение взрывной волны, она приседала, и мы приседали тоже, накрывая собой детей. Над головами пролетали длиннющие металлические болванки, обгорелые щепки, и все время лил сильный дождь. Наконец, нас подобрал водитель старенького "москвича" и отвез в село Запорожье, где незнакомая женщина Валя, спасибо ей огромное, забрала невестку к себе. А мне помогла найти машину и дала на бензин 27 гривен, все, что у нее было, чтобы я вернулась домой - искать оставшихся детей.

...Дом встретил Наталью неестественной тишиной, как будто в немом кино. В выбитых окнах колыхались белые шторы. Муж в обгорелой одежде (помогал эвакуировать школу) безучастно и беззвучно заколачивал в рамы гвозди, пытаясь их поставить назад. Снаряды продолжали рваться чуть реже, но были такой силы, что в комнате прыгал диван. На село опускалась ночь. Из прострации Наталью вывело надрывное мычание коров. Не доеная скотина молила о помощи в опустевших дворах. Не сговариваясь, они взяли с мужем ведра и молча пошли доить чужих буренок.


В украинскую деревню под Запорожьем Наташа Корнеева переехала из Пермской области, уступив настойчивому сватовству моряка Андрея Сокирко. Замуж пошла не столько по любви, сколько из ложного чувства долга - Андрюша ждал ее целых три года, засыпая жаркими письмами. Согласившись на переезд, она первым делом выяснила - нужны ли воспитатели в его селе, не предполагая, что карьера педагога скоро закончится, и начнется другая, не менее трудная и ответственная - карьера матери. Главным принципом воспитания в ее домашнем детском саду был наглядный пример. Глядя на неугомонную чистюлю мать, старшие сыновья Андрей и Антон с трех лет ухаживали за скотиной, с шести пекли хлеб для всей семьи и мастерски лепили вареники. Любимая традиция в доме Сокирко - взаимные сюрпризы. Удалось, к примеру, Антону недавно подзаработать, он накупил конфет, напек печенья и пирожков и накрыл вечером стол в саду. Спиртное в доме не пьют, предпочитая молоко и компоты.

У каждого из детей с рождения - свои обязанности. Антон в семье за шофера, машину он освоил в девять лет, помогая отцу вывозить урожай с полей. К технике у него особый талант, даже взрослые дяди просят парнишку о помощи - "посмотри-ка мой драндулет". По этой причине друзей у Антона хватает, хотя на танцы он не ходит - пьяных не любит.

- А приятели тебе не завидуют? - спрашиваю героя.

- Не-а, у них тоже есть шанс отличиться, - шутит он. - Возле нашего села 150 тысяч неразорвавшихся снарядов собрали и снова свезли на склад. Того и гляди, опять начнут рваться.

- Что я буду делать, когда Антоша женится? - вздыхает Наталья. - Старший-то, Андрей, в восемнадцать влюбился и сразу в ЗАГС. Он свою Наташу в гостях увидел, вернулся домой и говорит - мама, засылай сватов! Вот уже пять лет живут душа в душу.

Наталья искренне верит, что человек - хозяин своей судьбы и может победить любые обстоятельства. Эту веру и сыновьям смогла передать. Может, потому и завелась в руках Антона ржавая разбитая машина, а летящие над головой снаряды миновали живые мишени? Только однажды она чуть не сломалась, когда, поддавшись эмоциям, усыновила маленького Маугли. Шестой, приемный ребенок, казался неуправляемым, но на помощь пришли сыновья. Теперь Миша - душа семейства и, поступив в техникум, каждое воскресенье приезжает домой.

- А ты как думаешь, кто хозяин твоей судьбы? - спрашиваю юного героя. Но ему не до философских поисков.

- Мам, давай я корреспондента в город отвезу? - смотрит он с любовью на блестящую "Таврию", подаренную самим президентом.

- А права? - напоминает Наталья, - хочешь с ГАИ неприятностей?

И Антон везет меня до станции, триста метров вздыхая, что героем в родной державе легче стать, чем водителем.


© Марина КОРЕЦ


Перепечатка и любое использование материалов журнала без согласия редакции запрещены!